Велемудр » Blog Archive » Казачьи фамилии: чем они отличаются от обычных русских

Казачьи фамилии: чем они отличаются от обычных русских

Опубликовал: welemudr     Категория: История-культура-политика

Казачьи фамилии: чем они отличаются от обычных русских

Казачьи фамилии во многом повторяют судьбу русских фамилий. Однако самобытная культура и быт казачества внесли свои коррективы в образование фамилий, часть из которых мы больше нигде не встретим.

Неочевидное тождество

Несмотря на некоторые утверждения, что казаки являются отдельным от русских народом, большинством ученых они признаны русским субэтносом. Об этом говорят и казачьи фамилии, которые во многом имеют идентичное с русскими фамилиями словообразование.Такими считаются фамилии, оканчивающиеся на: «-ов», «-ев», «-ин», которых в казачьей среде большинство. Но здесь не все так однозначно. Фамилии с подобным окончанием более древнего происхождения, чем великорусская народность, формирование которой началось в XIII веке.

Так в списке договора Киевского князя Игоря с греками от 912 года встречаются прозвища Гудов, Вузлев, Утин. Изначально возникшие в Киевской Руси окончания на «-ов», «-ев», «-ин» к XVI веку получили большее хождение в среде великороссов, однако параллельно они распространились и на территорию Тмутараканского княжества, где позднее расселилось казачество. Владимир Даль в очерке «Уральские казаки» писал, «если хотите знать прозвание казака и хотите, чтобы он понял вопрос ваш, то спросите его: «Чей ты?». Казак непременно ответит: «Карпов, Донсков, Казаргин». При этом ученый добавил, «во всех без изъятия прозваниях уральские казаки кладут ударение на -ов». Еще одна особенность ряда казачьих фамилий – это тенденция к нагнетанию суффиксов, что, по мнению ученых, связано со стремлением писарей прийти к единому стереотипу окончаний на «-ов»: Бабкинов, Бородинов, Ильинов, Маминов, Харинов.

Украинские корни

Очень часто фамилии казаков отличаются от лежащих в их основе украинских фамилий на «-о» или «-ий» с добавлением суффикса «-ов»: Сулацкий – Сулацков, Кадацкий – Кадацков, Демченко – Демченков. Суффикс «-а» обычно менялся на «-ин»: Рында – Рындин, а – «ей» на «-еев»: Кочубей – Кочубеев. Однако нередко изменения суффикса, в частности «-о» на «-ов», происходило еще в малороссийской среде. Так из многих документов, устанавливающих вступление в ряды донского казачества в конце XVI – первой половине XVII века отдельных представителей украинского народа, именуемых в казачьих и московских документах «черкасами», фамилий с типично украинскими окончаниями почти не встречается.

Например, из двухсот с лишним фамилий списка «черкасов» от 1647 года нет и десятка с окончанием на «-ко» – встречаются преимущественно на «-ов», «-ев»: Купреянов, Талалаев. Сохранившиеся окончания казачьих фамилий на «-ий», «-ич», «-ек» указывают, что предки носителей таких фамилий были либо из западной Украины, либо из Польши: Буковский, Левицкий, Кохановский, Венсович, Кундилек.

Тюркские корни

Ученые имеют все основания предполагать, что у предков донских, кубанских и уральских казаков прозвища, имевшие тюркские корни, были также распространены, как и прозвища со славянской основой. Сегодня в некоторых станицах фамилии неславянского происхождения являются преобладающими. Среди наиболее распространенных фамилий – Мержанов, Дурмасов, Катасонов, Коломанов, Болдырев. Если удается определить регион изначального бытования фамилии, то, как правило, можно установить национальную принадлежность исконных носителей фамилии, что зачастую подкрепляется историческими документами. Так Мержан – основоположник рода Мержановых – был арабом, бежавшим вместе с донскими казаками в 1640 году из турецкого плена.

После принятия христианства он присоединился к славному казачьему роду. Мисустов – фамилия черкесского княжеского рода, получившая распространение в среде казачества в середине XVIII столетия. Хорошо известная нам фамилия Менделеев происходит от калмыцкого слова «менделе» (здравствуй); Кунделековы, как установили документы, происходят от калмыцкого мурзы, принявшего христианство и ставшего казаком в первой половине XVIII века. В основе фамилии Галдаев – имя Галда, также с калмыцкими корнями. Это подтверждают антропологические черты многих носителей этой фамилии и семейные предания. Фамилия Туроверов имеет более сложное происхождение. Она состоит из двух слов: тюркского «тур» (неправильный) и славянского – «вера», что буквальном смысле означает иноверца. Один из представителей семейства Туроверовых утверждает, что его род ведет свое происхождение от перса.

Особый ареал

На Дону существует особый ареал русских фамилий, что подтверждается в первую очередь наличием ядерной группы фамилий, устойчиво бытующей в наиболее старых поселениях Подонья. Это распространенные в России фамилии, однако здесь они отличаются своей концентрацией в отдельных станицах. В семантике этих фамилий нашли отражение социально-исторические и географические особенности края, а также преобладание в них моделей, типичных для данного ареала. Среди примеров широкого распространения таких фамилий – Попов (80 станиц), Кузнецов (51) Калмыков (33) Чеботарев (27) Ковалев (26), Макаров (25), Фролов (24), Табунщиков (11 станиц).

Вместо фамилии – отчество

В делах Московского Посольского Приказа сохранились обширные списки казаков Зимовых станиц (посольств с Дона в Москву), в которых мы не встретим фамилий. Московский царь в грамотах обычно не называл фамилии донского атамана, а только его имя и отчество. Это считалось особым почетом. Впоследствии отчества превратились в фамилии, которые стали носить потомки донских атаманов – Ермака Тимофеева, Осипа Петрова, Наума Васильева.

Откуда родом?

Несколько подгрупп фамилий казаков отражают названия мест, из которых пришли на Дон поселенцы. Например, фамилия Букановский говорит о том, что предок носящего эту фамилию был выходцем из станицы Букановской, расположенной сейчас на северо-западе Волгоградской области. Богучарсковы, Самарины, Калуженины – также «говорящие» фамилии, чаще всего их носили представители боярских и стрелецких сословий, вынужденных переехать на Дон.

Внешние признаки

В донских документах XVIII века можно было встретить много антропонимических прозвищ, которые позднее, сохраняя прежнюю структуру, стали обрастать суффиксами. Это особенно заметно в разновременных документах одних и тех же станиц. Так в станице Голубинской прозвище Растяпа, которое фиксировалось в 1745 году, в 1800 году переросло в фамилию Растяпин, а в станице Багаевской Сивоха (1752 год) превратился в Сивохина (1894 год).

Природа и ремесло

Очень часто в основе казачьих фамилий лежало прозвище, связанное с промыслом, либо оно отражало флору и фауну данной местности. Среди донских казаков около 9% носителей подобных фамилий. Например, фамилия Бугаев произошла от прозвища Бугай (бык), Витютнев – витютень (дикий голубь), такое же словообразование и у фамилий Бакланов, Дятлов, Раков, Щучкин. Более сотни донских фамилий отражают названия трав, деревьев, плодов и овощей. В их числе Вербичев, Рогозин, Шипшин (шипшина – шиповник). Немалую долю в фамилиях донских казаков составляют виды охотничьего промысла: Камышанов, Камышкин – от прозвищ охотников на водоплавающую дичь (фамилия была распространена в станице Верхнечирской) или Гулебщиков – от прозвища Гулебщик – охотник на крупную дичь (станица Елизаветинская).

Памятные события

Особое место среди казаков занимают фамилии, которые связаны с памятными событиями. Фамилия Драницын (станица Дурновская) произошла от слова дранец: человек, которого драл медведь. Фамилия Купленов (станица Иловлинская) – от прозвища казака, которого когда-то выкупили из азовского плена. Но есть фамилии, которые свидетельствуют о том, что казак не участвовал в конкретном событии. Например, предок Недуванова (станица Старочеркасская) не принимал участия в каком-либо памятном дележе (дуване) военной добычи после набега на турок или татар. В целом казачьи фамилии при заметном родстве с типично русскими фамилиями имеют уникальную историю, которая отражает специфику и колорит жизни казачества. Свои судьбы у фамилий казаков-черноморцев, которые имеют больше сходства с украинским фамилиями, преимущественно оканчивающимися на «-ий», «-ой», «-ый», «-а», «-ас». В основе их славянские и тюркские слова, позаимствованные у предков – черных клобуков, известных как черкасы.

Источник

Комментирование закрыто.