Велемудр » Blog Archive » День Бога Коляды

День Бога Коляды

Опубликовал: welemudr     Категория: Праздники

Картинка 28 из 1502

Все белые народы чтущие своих предков на день зимнего солнцестояния отмечают праздник Бога Коляды. На нашей планете периодически происходят смены полюсов и климатические изменения, которые коренным образом влияют на жизнь на поверхности Земли. Многое оказывается под водой, в безмолвии океанских пучин. И достижения предшествующих цивилизаций становятся забытыми, канувшими в вечность, но не в небытие…
Последний значимый для землян катаклизм случился 13020лет назад в результате падения на землю осколков Луны Фаты (период вращения которой вокруг земли составлял 13 дней). В такие непростые периоды развития или падения человеческих рас, к нам на помощь приходят мудрые Наставники, Учителя землян, воплощаясь в телах Вождей и Волхвов, приходя как СПАСы(Спасители), ведя Народы, возвращая их на путь ведущий к престолу Всевышнего! Одним из таких высоких Духов, Великих Учителей Белого Рода, был посланник Богов, известный Славянам как Бог Коляда.
Коляда- Древний Мудрец, Великий и Славный Пращур и время его прихода датируется многими и многими тысячелетиями до нашей многострадальной эры. Являясь воплощением Великого Родового Духа, Он принес людям Звездную Мудрость и Священный Огонь Знания, который люди стали забывать и утрачивать в те времена. Коляда собрал возле себя множество Жрецов с разных земель и передал им знания о Вселенной и устройстве Мироздания, помог понять суть и ВЕДАние Пути Прави, возродил Календарь(Коляды Дар, это нужно было сделать так как после катастрофы изменился наклон оси вращения и период вращения земли- вместо 360 дней он стал составлять 365 дней также изменились и климатические условия).
Сегодня Коляда символизирует зимнее солнце, круг которого на небе после солнцестояния становится длиннее, т.е день начинает пребывать. Волшебные СвятоДейства включали в себя Мистерии Священного огня горящего в центре круга. Круг- древнейший символ Солнца, вечной жизни и изменения, преобразования энергий, вечное движение. Круг – это один из древнейших символов, который означал также Всевышнего. Огонь пылающий в центре круга – это новое Возрождение, Солнце идущее к лету, Свет и тепло, Древний Огонь ВЕДАния. Хоровод – осмысленное СвятоДейство, каждое движение в котором ведет к накоплению Силы и взаимообмену с Богами благостью и энергией. Свет и благодать снисходит в эти минуты, объединяя в Духе и соединяя с Космосом нитями Души, сливаясь в единое сознание Вселенной! Помнить и чтить Святую Память Предков необходимо потому как древо иссыхает без корней, так и НаРод погибает утеряв духовную связь со своими Родовыми корнями.
Если мы желаем и имеем надежду вернуть забытое Знание и Мудрость наших Предков во всей своей полноте и великолепии, необходимо всегда помнить о Наследии далеких Отцов и о Коляде – могучем Пращуре и Учителе, вернувшем людям утраченное некогда Сокровище. ДУХ ЗВЕЗДНОГО МУДРЕЦА ВНОВЬ ПОМОГАЕТ ПОТОМКАМ, ПРОЙДЯ СКВОЗЬ ТЬМУ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ И ВЕКОВ..
О Небесный Учитель,
О Предок наш Славный,
Ты Звездная Мудрость,
Вселенский Канон
Твой Дух в зимнем Солнце,
Твой дух в Свете Правды
На небе Ты вспыхнул звездой!
В очах твоих Мудрость столетий, эпох
Нам подле Тебя так тепло и отрадно
Навеки Ты в Душах потомков пребудешь
От чад благодарных,
Тебе наш поклон,
Пусть в нас Твое Знанье пребудет!..
О том что это так, а не иначе подтверждается многими источниками и в том числе собранными в Родопских горах Болгарии и изданными в 1874 году Стефаном Верковичем обрядными песнями древних славян («Веды Словена»). В этих архаичных материалах говорится о том, что раньше славяне жили на утонувшем после катастрофы северном материке «Край-земле» (Даарии, Гипербории, Северии). Потом они переселились на Евразийский материк в Сибирь и принесли свою культуру и Веды черным народам в северную Индию (в Харапскую область). И только потом с уходом ледников начали заселять Европу. Архаичные песни болгар-помаков сохранили свидетельства об этих событиях, которые согласовываются и древними летописями староверов Сибири, согласно которых военный поход славян в Индию состоялся практически 5 тысяч лет назад (отсюда можно примерно датировать и возраст песен про Бога Коляду).
Коло на древнеславянском означает также круг, то есть это праздник нового возрождающегося солнца который праздновался всеми славяно- арийцами в день зимнего солнцестояния, 22- 23 декабря. На этот праздник (свято) накладывалось и другое событие древности, схождение Бога Перуна в Пекло и освобождение человеческих душ завлеченных туда обманом. И так приведем некоторые обрядовые Колядные песни славян-помаков.

Песня 1.

Ой, Боже Коляда, родился, ты Боже на земле! Слетала Злата Майка с небес, и тебя, Боже, зачала, но прежде согласье у Богов взяла, что земля не тряхнется (как тряхнула еѐ в свое время упавшая луна Фата), если ты, Боже, родишься, и защитишь, млад удальцов да девушек от нужды, что пред тобой на роднике в грех впали. Студѐную воду они там брали, и девы с молодцами глумились.
И вот родился, Боже, на земле, малым дитя, рос вырастал, и по земле шагал и с ним молодец по имени Душа и все девять Юд самародиц (Богинь). Белым ликом ты Боже блеснул, ясным Солнышком всѐ пригрел. Власы твои позолотились, бела борода посеребрилась. Песню тебе Юды пели, а молодец Душа слово молвил, что несѐт он ясную книгу, золоченую.
А в книге ясная песня: «Коло, Коляда ты наша Правда, Ярость, Данность и Душа. Подыми меня в гору, на ключ, там Золотое дерево кислица и Душа, и Жива Юда (Богиня Жива) у которой кружка в руке и служит она тебе водою живою. Ирий — твой лик, он как и у Перуна жарок и велик. Ведь увидел Бог Вышень трѐх парней у воды, с тремя девицами глумились они, и тогда Вышень потемнел от ярости. Золотой лик его увял и Сиве Богу он слово сказал: «Сива Золотой камень (метеорит) у тебя в руке, а с ним и золотой гром на замке, а подай камень мне, я его на землю метну, да всех там тряхну. Ещѐ и Сура Ламия на поле сойдет, да поле то тоже тряхнѐт».
Сива согласье свое давал камень и гром ему подавал, но ещѐ Вышень его не швырнул, как Коляда на гору, взмахнул и промолвил: «Вышень брат, что потемнел ты от ярости той, камень и гром в руке у тебя золотой, если камень ты Вышень метнѐшь, то всю землю тряхнѐшь! Я на то согласья не дам, я порядок установлю там сам. Пусть Златая Майка на землю сойдет, и бога людям во чреве своем принесет. Да меня там родит, чтобы мне по земле той пойти и учить людей, чтоб не грешили они».
Тогда Вышень золотой камень сдержал, а Коляде приказ свой отдал, чтоб родился он на земле. И три дня не минули, как сошла Злата Майка вниз и Жива Юда ей чашу подаѐт и Майя ту воду пьет, и Бога так зачинает. Потом она родила, млада Бога, малого дитя. И вот он рос, вырастал и по земле пошагал, да по полю в город и село, чтоб учить парней и девиц, чтоб не глумились, и не грешили они. Девять Юд вспорхнули, а Молодец Душа ему книгу подал. Да тоже на небеса с ним взлетал. А ты, Боже, по земле шагал, да по полю и городу, с ясной книгой в руке, и учил парней да девиц и им слово говорил: «Юнцы и девицы ныне вы согрешили перед Вышним! Вышень потемнел от ярости, вот-вот землю тряхнѐт! В руке его камень золотой он его швырнѐт, да землю тряхнѐт, посылал он Суру Ламию, чтоб на поле сошла, чтоб поле присушила, и чтобы посевы задушила. Но я его мольбой молил, и сам родиться на земле решил, малым дитѐм младым Богом. Теперь уж я на земле, да по городам хожу и кто в меня верит, тот целует ясную книгу. Лик мой блеснѐт, как ясное Солнце, а душа моя в небо рвется, как ясная звезда, ясна заря».
Учил, Боже, парней, и девиц и в тебя, Боже они поверили, Ясную книгу целовали. И лики их осветились, как будто ясное Солнце, когда восходит на небо. Только один черный харапский король (харапская область в древней Индии), который когда известье до него дошло, что родился ясный Бог на земле, послал трѐх воевод, чтоб найти тебя Боже и отсечь злату главу. Но на поле облака спустились, да тебя, Боже, закрыли и ты на небеса к себе вспорхнул. И теперь мы тебя Славой Боже, славим! Если бы не сошел ты на землю, и на поле, то Вышень Бог разгневался бы, рассердился, да золотой камень в землю швырнул и всю землю бы тряхнул.
Нас бы Боже на земле не осталось бы, не пряли бы мы, не ткали, да в уме не держали того, что Бог родился. Тебя славой славим, песню тебе Боже правим. Коляда, наш Коляда, Коляда родимый! А в Колядав-день, жертву тебе молодцы в коло (в круге) воздают и девять овнов отдают. Девушки в домах собираются Ясную будницу(кутю) готовят . Старый же дед на огнище у трапезы сидит, гонит малых всѐ детей и к пище не подпускает пока не взойдет заря, а с зарѐй ясно Солнышко, а с Солнцем же твой личень – день Коляды — день. Малы дети колядуют, а девчоночки хоровод играют, песней тебя, прославляют.

Когда на Коляду играли хоровод, пели следующую песню:

Песня 2.

Да сходил Бог коляда с небес на гору, садился Бог под дерево у ключика. И всѐ гадает, думает, почему молодцы с девушками глумятся и перед Богами грешат и тут пришла Жива Юда самовила, да Богу слово говорила: «Ой Бог Коляда, довольно, Боже, думать! Вспорхни, на небеса, там Вышень Бог рассердился, Суру Ламищу выпустил, и посылает на поле, где посевы сеяли, чтоб посевы погубить, чтоб пшеница не уродилась. От этого заплачут малые дети, уж хлеба они не увидят. Но Вышень ещѐ призадумался и тебя, он ждѐт, дашь ли ты согласие, чтоб выпустить Суру Ламию».
Услышал это Коляда Бог, и не стал больше посиживать, вспорхнул он на небеса и Вышень его спрашивает: «Ой, Коляда! Девчата воду брали и передо мною в грех впали. Да пустил бы я Суру Ламию, на поля, на посевы, чтоб погубить пшеницу. Даешь ли, Боже, согласье, иль не даешь?»
И ему Коляда в ответ: «Теперь уже наступает мой личень-день, Коляды — день, и я согласья не даю, погубить пшеницу ту. Скорее я согласье дам, чтоб родиться мне от Золотой Майки на земле, чтоб научить молодцев и девушек тебе больше грех не чинить». Так они и порешили Злату Майю вниз спустили. Златая Майя на горе под деревом сидела и Юда Жива, набрала ей воды из ключа и Матери служила , пить ей дала и та Бога зачала, а потом и родила. Наступит утром личень — день, Колядав — день. И утром рано малы дети, колядуют; и царь их дарами одарит, красны яблоки, орехи, и питьѐ им подарит.

На Коляду, когда дети колядовали, девушки ходили с ними и пели следующую песню:

Песня 3.

Ой, Коляда ты Коляда, да личень день твой, Коляда! Да не слетел ты на землю, остался же ты на небе, а слетала Злата Майя, на дол, да на гору ту, садилась под деревом, где течет бел кладенец и сидит она там гадает, как же ей Бога родить, малым дитѐм людям угодить. Тут пришла Жива Юда- самовила, набрала студеной воды, и Златой Майке служила. И ей ничего не сказала, только воду подавала, и воду Злата Майя пила и Бога Коляду зачала.
Потом пошла она в пещеру, и родила малое дитя, младого Бога. Волоса его золоченые, Ясная книга в его руке, от книги словно от Солнца свет. Сама мать в пещере плачет всѐ, причитает. Но тут Жива Юда-самовила с детьми в пещеру к ней входила, да брала малое дитя, и матери так говорила: «Ой, Коляда ты, Коляда, наше малое дитя, младой Бог Коляда. Ты родился на земле. Да всю землю защитил. Ступай, дитѐ, да подрастешь, и по земле тогда пойдешь, научишь млад удальцов и девушек, в грех больше не впадать, а в тебя веровать, да ясную книгу целовать. А к тому Черному Харапинцу, что гонялся за тобой по полям, чтоб отсечь русую главу, пусть придет Мара Юда (Богиня смерти Мара), да войдѐт к нему во дворец, и отсечет ему главу. А ты Боже походишь по земле со славою!

А теперь ты, Златая Майя подарками нас, одари, ведь мы тебе колядовали, песни колядные воспевали. В городах тебе славу славят, Ведь колядуем из двора во двор».
Злата Мать пожалилась, попечалилась что ничего нет в пещере, чтоб одарить малых детей. А Жива говорит: «Молчи, мать, молчи, да не плач, не причитай! Боги меня, мать, сюда послали, чтоб одарить малых детей по Прави». И Жива Юда красные яблоки им дарила, орехи, и напитки приносила. С того времени Коляда на земле остался и лишь кто колядующих дарами одарит, к тому Бог придет во двор к ясному огню и поздравит, да сядет к нему на трапезу, да на вечерю.

А эти песни записаны от другого певца

Песня 1.

Изошла старая Майка из дворца и в правой руке у неѐ ясна борница (факел, свеча), а в левой еѐ руке белая книга, черного письма. Ругу она справляла(руга на древнеславянском это, жертвенное воздаяние) по белой книге той напевала: «Бре (гой) юнаки, люди добрые, утром перед праздничным вечером бога Коляды, когда солнце, докатится до Белой горы, начнут все светлый обряд чинить и требы в коле (круге) Богу возносить, а на требу вначале надо белых птиц поймать, и мне их отдать. Потом мы будем птиц выпускать, что бы могли они в гости древних бабаек позвать (Бабайка –душа умершего предка, считалось, что в это время души выпущенные Перуном из Пекла гостили в течении двух славянских недель у своих родственников).
На трапезу, они к нам придут и слева от Бога Коляды воссядут, (считалось также, что на вечере вместе с присутствующими сидит сам Бог Коляда и умершие Пращуры). И садится Коляда на трапезу ту, златой тоегой(посох) разгоняя темноту, и черных Юд самовил, которых из пекла Перун пропустил (это нечисть проникла из Пекла, когда Перун освобождал души пращуров, и в течении двух недель Перун после этого отправлял их назад в Пекло). Но если ему требу не вознесут, белых птиц не запасут, то не сядет он за трапезу ту, и свет его Златой тоеги не разгонит темноту. А за пазухой у него еще и златая чаша костевица, а в светлой чаше урина водица, та что из Ирия (небесный рай наших предков) росой в капище текла, а я еѐ вам собрала».
Старая Майка, это спела, а юнакам нет до этого дела: «Ты нам молодым, лажешъ(обманываешь)! Как же может Коляда снизойти, когда нет к земле небесного пути? Птицы то же пока не порхают, и древние души к нам не летают. Смотри сама, мы бы лучше дома дудели, а не у светлой горы на Белого Змея смотрели. Он может на нас рассердится а мы ещѐ молоды, и хотим пожениться».
Старая Майка юнакам говорит: «Ходить надо (все таки) вам, а не вашим матерям. Ехал на коне шестокрылом Лестовица (вестник), который порхает в высоту как птица. Пролетал он по земле от края земли до края земли, от края моря до края моря и так Вам юношам передал: «Чтоб шли вы к светлой горе и белую птицу ловили, и Коляде Богу да на праздник приносили». Юнаки это услыхали и к Белой горе прибежали. А там Белый Змей вылезал и в тех юнцов стрелой каленой стрелял. Еще стрела не взлетела, когда Юда самовила ему речь пропела: «Эй ты, братку, Белый Змей не люти. Не по своей воле они пришли, а послали их, чтоб они белых птиц для Коляды наловили, чтоб прогнал он черных Юд самовил, которые капища заполонили».
Белый Змей Юде отвечает: «Сестра Юда самовила (Юда значит – бессмертная, а вила- управляет силами природы), уйду я в пещеру ту и оставлю сих белых птиц что летают высоко на высокую святую гору далеко». Славила Юда (брата) прославляла и юношам думу напевала: «О, мои младые юноши, пока постойте подождите в гору до полу-дня не ходите, а как влезет Белый Змей в пещеру то птиц руками живыми ловите и Майке носите (славяне в жертву отпускали птиц в небо живыми) чтоб требу в круге совершать, да вечером Коляду Бога звать». Так им думу Юда самовила говорила и юноши ей внимали и подле горы восседали, и до полу-дня ждали. Белый Змей в пещеру влезал и златую свирель доставал и под звуки свирели, птицы запорхали и из пещеры вылетали. Белый Змей их умарил и на землю посадил.
Юноши девять птиц схватили и Майке живыми приносили, так как нельзя их стрелять да лютой стрелой убивать. Пусть Майка требу в коле сотворяет да белых птиц в небеса отпускает да Богу Коляде трапезу слагает. И за трапезу никто не садится, пока на ясной борне (факел, свечку) огонь не разгорится. И с ним идут все по граду гуляя, Коляду Бога прославляя.

За один день перед Коляды-днем все вместе ходили в гору, ловили по одной или две птицы, и несли домой, чтобы потом отпустить их и послать за душами предков в Ирий. Вечером собирались девять девушек, и им давали по одной запаленной борне (свече), этот огонь нарицали «Блесав огонь» и так ходили девушки по селу с борнами теми и пели следующую песню.

ПЕСНЯ 2.

Мама, старая мама, выйди на порог утром в личенъ-день Коляды -денъ….Старая Барита огонь сотворяла, ясный огонь, чистейший зажигала, и к Бодна вечеру готовила, златую трапезу и за неѐ пока не садились, а ожидали все Бога Коляду, запалив ясную борну ту, но еѐ никто не брал, пока волхв зарок над огнем не сказал (пока прославленье -замолвленье не сказано).
Сей огонь ясный сотворили, да запалили, и старого деда у огнища садили, он значения по златому пламеню постигал и всем присутствующим передавал (то есть гадали о будущем), садился там и Коляда Бог и с пращурами трапезничать мог, но если огонь погаснет, то Коляда бог рассердится, и в капищах тьма поселится, и будут там черные Юды самовилы, они светлый Ирий никогда не чтили, и на нивах пшеница у нас не родится, и хлеба в доме тогда не случится, и малые дети заплачут и завикают(рыдают) они хлеба ведь не доедают, чистым хлебом не питаются. Чуешь ли ты это мама, али не чуешь? Если ты это чуешь то позлати ясную борну да запали ясный огонь и приготовь бадна вечер ведь он уже настает.
Трепещет ясно солнце и заходит, и как в веке мрачном, темень с мраком на нас находит, и мать тогда говорит: «Разве я вас, юнаки не направляла к светлый горе да к пещере не посылала? Чтоб вы ловили белых требных птиц, а вы юнаки птиц не донесли, чтоб приготовить к жертвенному кругу мы их смогли и борны ведь не запалили, да огонь не сотворили.
Как же дойдет к нам Бог Коляда, и сядет на трапезу ту у огня, если не приготовили Белых вы птиц да к Бадна вечеру тех голубиц? Налютился он рассердился в этот вечер уставной. И златую чашу он берет костевицу и плескает в капище урину водицу. В святом том капище черные Юды самовилы, они то капище ведь захватили».

Всякая мать (домохозяйка) брала свою борну, да запаливала огонь от одной из тех борн, которые носили девять девушек, а они в это время пели горную песню: девушки –те также вестовали (пророчествовали) хозяевам, потом им отдавали борну –ту и они пели следующую песню.

ПЕСНЯ 3.

«Мама, старая мама, уста твои позлаченные, коса твоя посеребренная, куда ты нас направляешь, и что ты мама нам желаешь? Ясну борну ты запалила да в светлый град нас поворотила, и ходим мы, мама, низ града, вокруг святого сада, поем и думаем об одном, ведь с утра в личенъ-день да Коляды –день сей Бог на землю слетал, и ясно солнце трепетал да до самого захода его возжигал, и шел сей Бог, шествовал от града святого града, и от села до села, от капища до капища; и мы огонь сотворили огнище ему запали, чтоб к вечеру ясну вечерю сложить и белых требных птиц наловить, чтоб садился Бог на трапезу нашу и с нами вéчерю откушал бы кашу.
И песни ему мы поем, так славу Богам воздаем». А девицы дело свое совершили, ясны борны они позлатили да Майке их подносили, и Майка их запалила, да ясный огонь сотворила, но еще кутю не турила, златую кутю позлаченную, медами подслащенную. Ведь трапезничать до вечерней зари нам нельзя. Поэтому вечера ждет все она, когда уж дойдет к нам Бог Коляда, и сядет вечерять за трапезу нашу пробовать святую кутю да кашу.

Каждый приходящий в гости клал на огнище один большой пень или колоду, чтобы хватило гореть до утра, и разводил огонь, когда раскладывали огонь, пели следующую песню.

ПЕСНЯ 4.

Мама ! Старая мама, смотри и слушай , чтоб эта борна не погасла, когда огонь ты сотворяещь, да зажигаешь то надо младую непорочную деву призвать и на гору Белую еѐ послать. Там сидит подле даров Бог Коляда и чтобы дева златенъ кутец (сосуд для кути) тот брала и в дар его сама, несла, и когда то дело она уже сотворяла то солнце вдруг затрепетало, да и зашло. Что это за чудо? Что ей править, как ей быть?
Это ведь Бог налютил и Белого Змея крылатого напустил и так ей думу змей говорил: «Милая девочка что ты сидишь, да на чудо все глядишь? Ведь тебя Майка направила в гору идти да дары Коляде отнести Златенъ кутец ты ему подари, да огнище скорее тури, сотвори тот ясенъ огонь и тогда Коляда Бог сойдет и к вам придет да сядет он у огнища за трапезу». «Ой ты, лютый Змей! Думай что говоришь! Очи слепые ты Змей то протри и этого мне не говори. Майка в горы меня направила к Белой горе идти заставила, где сам Бог с небес снизошел и златенъ кутец ему я несу но душа моя притомилась, когда чудо это случилось . И если я кутец не отнесу то Майка рассердится да налютится, будет люто клясть меня и проклинать».
И Белый Змей разжалобился , златенъ кютец сам забирал, и в святое капище его доставлял и огнище он сложил да вокруг порхал да пробегал, а Бога так и не увидал. И тогда он громко вскричал: «Сотвори дева огонь разожги, да на светлой горе запали». А Коляда Бог сидевший подле даров, так ей сказал: «Ходи дева, да на вечерю, ведь ясно солнце трепетало да и зашло, поэтому сотвори ясенъ огонь да готовь Бадна вечер, и я на землю святую сойду и от села к селу пойду и к святому граду приду». Услышала это Майка зачула и огонь сотворила, ясный огонь прекрасный да вечерю сготовила, в Бадна вечер этот.

И ещѐ трапезу не ставили. Пока не завечереет и девушки пели следующую песню.

Песня 5.

Старая Майка думу говорит: «Вари моя милая вари, чему я тебя учила, примени да наряди, и трапезу нам сложи, чтоб к нам Бога зазывать. А если трапезу не сложить, то бог не будет нас любить да миловать. Он тогда разлютиться да рассердится, и не снизойдет в святое капище, и не сядет с нами на трапезу, ни поест и ни попьет, и черных Юд самовил в Пекло не отошлет».
И вот дева наряжалась да за дела принималась, и златую трапезу сложила да на огнище еѐ положила чтоб к Бадна вечеру готовила Майка вечерю. Потом садились все к столу, садился и бабайка (души умерших предков) у огнища, и сей огонь сотворяли и всю ночь не спали, Бога Коляду поджидали, сидя на трапезе, пока придет младая дева с горы .

Когда садились старцы за трапезу и приглашали всех гостей девушки пели следующую песню.

Песня 6.

Вернулась дева от горы от Бога, и так прославление говорила: «Тате милый тату (отец)! Садись, тате да на трапезу, да на вечерю. Вот что Бог мне поручил свою думу мне проговорил: «Ходи моя милая дева в светлый град, да в светлый чертог, и царю, своему отцу скажи, чтоб Майка трапезу сложила к Бадна вечеру, и чтоб вовремя все сели за нее ты сходи с горы, и иди в стольный град да в светлый чертог, и тоже садись на трапезу. И требы все приносите, белых птиц дарите, которых наловил твой брат Драчила воевода, а Майка, готовила их к Бодна вечеру».
И передал Коляда тебе златую тоегу костевицу». Царь на эту тоегу смотрит, а еѐ три змии увивают, всю еѐ оплетают, пламенем укрывают и изо рта руйно вино изливают трехгодичное. Попадали от этого черные Юды Самовилы, что на воротах были и назад повернули к горе полетели. А если бы мы требы не заклали, Белых птиц богу не отдали(отпустили), то он бы не дал златную тоегу костевицу, и ни сел бы за трапезу. И три змии не увивались не оплетались, и пламень не испускали да черных Юд самовил, не прогоняли, то во дворце царь бы не встал, а так же больным и дальше лежал. А болен он уже три годины .
И вот царь на трапезе восседает с первой своей любовью, и с детьми, Богов прославляет. А петух ещѐ поет и вечер поэтому не настает и Коляда бог не идет. Малы дети уже задремали и заспали. И любимая мужу думу говорит: «Царь! Моя ты первая любовь ! Достаточно уже ждать, петух сейчас поет и Коляда бог к нам не идет; это из-за тебя он налютил. Ведь столько времени прошло, но он так и не пришел, и к нам во дворец не сошел. Я то мольбы молю, чтоб вечерело уже, но вечер то не настает. Малы дети заспали, трошки уже задремали, и ты царь тоже дремаешь. То видать Коляда налютил, что Бодна вечер не наступил.»

Между тем как пели девушки горные песни, заходили старые деды и садились за трапезу, брали саблю обозначающую тоегу (посох) и этой саблей ударяли три раза по питанию трапезы, и после вечеряли; а девушки запевали следующую песню:

Песня 7.

«Тата, милый тата, Бог как от горы снисходил, садился у нас, и нигде не ходил. Златную тоегу костевицу он тебе подавал, и ты ей на трапезе тряс и пламя метал, а черные Юды как бога увидали то с нашего дворца скорей убегали, но ты тата, Светлого Бога ведь разозлил тоегу из рук своих не отпустил, еѐ ему ты не отдал, и народ наш в коло не собрал. Отдавай ему, тата еѐ! Отдавай! Да людей в круг быстрей собирай. У милого брата требных птиц ты проси, а после в жертву их отпусти. К вечере той трапезу Майка накрыла, чтоб от богов нам счастье прибыло».
И вот, клетки с птицами царь наш берет, и в жертвенном круге богу птиц отдает. Ведь их любимая готовила ему к тому святому Баден вечеру(перед тем как отпустить, птиц их готовили и над ними читались определенные молвления).    Трясет царь тоегой на трапезе той, ведь три змии еѐ увивают, и оплетают, а пламень с языков они укротили и уже не изрыгают, а изрыгают руйно вино трехгодичное.
И только это увидели Черные Юды то попадали сразу с ворот им ведь дали там отворот поворот, и к горе они убегали чтоб их во век мы не видали.

Другая песня поющаяся за трапезой .

ПЕСНЯ 8.

«Батюшка, царь мой! Коляда Бог налютился да рассердился, да так что огонь погас, прогорел и златень кутець. И ясного огня совсем уж не стало. Когда нужное время настало. Ты иди тата, пока еще не вечерело и еще срок не настал Поднимай вверх тата, правую руку (знамение Славы), да Коляде Богу мольбу моли и к вечере той, в круге белых жертвенных птиц, ему принеси , что Майка готовила» Поднимается царь от трапезы, и пока еще Бог не встал, поднимает правую руку, и мольбу ему молит и думу говорит: «Боже, Коляда! Садись Боже, да на трапезу с нами вечер вечерять что любимая моя готовила белых птиц , позлачѐных».
И тогда Бог восседал, и ему на думу отвечал: «Царь, младой ты царь, что ты мольбу молишь. С утра в личенъ-день Колядов-день. Малы дети колядуют Коледные песни поют, что б я сам на землю слетал, да в горах святых воссел подле даров. И принимал хвальбы с утра рано в чертоге. И я те мольбы и дарения принимаю, и в дар беру три рубля. Первый рубль -Вышень Богу, Второй рубль Коляде Богу, Третий рубль Бел Богу— и ты, царь , подарок подарил. А если б не твои, царь призывания, то не сидел бы я на трапезе, да в Бадень вечер». И речь Бог ещѐ не отрек, как порхнул на небеса. Да ясной зорей, ясной звездой, в личенъ-день Колядов-день.

Утром когда наступал Коляды-день ходили три девушки по селу и пели следующую песню.

ПЕСНЯ 9

«Царь, о царь наш государь, выйди царь из дворца да увидь как в святом чертоге загорелась зоря да ясная звезда, в личень-день Коледов день. То Коляда Бог в небеса вспорхнул. Мы Богов молили, да Снегина бога, чтобы он слугу своего не пускал сходить да с той светлой горы, и не давал ему белого каната, да белого снега, до самого рассвета. Когда изгреет ясная заря, ясная звезда, предшественница ясного солнца, да в личень-день Коляды-день.
Малые дети колядуют, песни поют, и заходят в светлый сарай (дворец), и царь им дары дарует, три рубля заветных; чтоб веяли белые снега и все запорошили, и чтоб малые дети, Колядные песни никому не пели, и из дворца не уходили. Но те дары дети не брали, так как наоборот колядовали, чтоб белые снега им не веяли да не порошили. Чтоб они играли, и песни пели, да Бога хвалили.
А если завьют белые снега да всю гору запорошат, нельзя будет играть, и песни петь, и Бога хвалить. «Выйди царь, да посмотри на ясную зарю, ясную звезду, ты на небо уже не смотрел ни много ни мало, а три месяца». Так пела младая дева эту песню царю, всѐ спивала и прославленья посылала. Чтоб глубоким сном он не спал, но царь ее не слыхал! Тогда Юда рассердилась разлютилась, и слетела на землю ту, во дворец, и худыми словами того царя побуждала : «Ой ты, царь, почему не встаешь, и на крышу не идешь там увидишь ты ясную зарю, ведь ты еѐ не видел ни мало ни много, а три месяца».  И тогда царь хоть и встал, но на чердак его никто не поднял.

Перед восходом зари шли девушки в капища и пели следующую песню

Песня 10.

Собирались ясны звезды да в святом сарае (чертоге), и собирал их Вышень Бог, и думу говорил: «Ой мои ясные звезды зоряницы! С утра в личенъ-день Колядов-день Коляда Бог на земле на светлый горе, три дня подле даров сидел на белом кладенце и вниз глядел. Вы идите к нему, звезды , да в светлый чертог и одежды ему перемените да красиво его нарядите, златые дрехи ему метните, златень чимбирь турите. Да изгреет его ясная заря ясная звезда, в Личенъ день Коледовъ-день, и возденет он правую руку к небесам, и меня похвалит, что я о звездах радел, и не учует Снегин Бог, кто греет с небес и лето приближает. Пусть на Коляду он не злится не тужится».
Учуяли это ясны звезды, и полетели из святого чертога туда где сидит Коляда Бог и чудеса творит, и законы Прави творит. Переменили его одежды ясные звезды, да нарядили, златые ему дрехи метали, турили ему златень чимбирь, чтоб сидел он подле даров тех у белого кладенца. Да смотрел на ясные зори, ясные звезды. Чтоб вознес он правую руку к небесам тем, благодаря Вышня Бога. Перéменил одежду и царь, как и Коляда он переменился, да в новые наряды нарядился. И сидит на чердаке, да смотрит на ясные зори, и ясные звезды, как за ними уже и солнце встало в Личенъ-день Колядов-день.
Выходили малы дети да Колядные песни пели, во дворец они входили, Богам славы возносили, им там царь дары дарил три рубля подносил. Первый рубль Вышню Богу , Второй рубль Коляде Богу, Третий рубль Бел Богу.

На Коляды-день дети колядовали по домам, а девушки ходили вместе с ними и пели следующую песню:

Песня11.

Потрудилась Злата Майка, Ой Коляда наш Коляда! Потрудилась потужилась, ой Коляда наш Коляда, да и млада Бога родила. Три дня Майка тужилась пока Богом не разродилась! Когда сходила она с горы на поле, то тогда же в Харапском граде (Харапская область в древней Индии), во дворцовой той палате царь заклял, если родится малое дитя да младой Бог Коляда, чтоб тут же его жизнь погубить и младое дитя убить.
Слышала это и Злата Майка, когда шла на землю Бога рожать. К ней светлый Ангел (Лега) слетал, и еѐ за руку брал и в пещере каменной укрывал. Там и родила Злата Майка младого Бога Коляду, чудного дитя заветного, лик его ясно солнце, в руке у него златая книга, на книге ясные звезды. Злата Майка затужила, да запричитала и Боги еѐ плач услыхали, и отправили к ней опять светлого Ангела поспрашивать еѐ да попытать, от чего Майка плачет и причитает.
«Ой ты светлый Ангел, Вышня Бога посланник, пришел ты на эту землю, где родился млад Бог Коляда, который сошел сюда, потому то и темно сейчас молодым юнакам и молодым девчатам. Им Боги гнев сотворили так как они родившегося Коляду не почтили у которого лик как ясно солнце, в руках у него златая книга священная— Потому я викаю и плачу ведь младого Бога я ещѐ сама не повила, и студеной воды не пила, чистого хлеба не ела, сама в пещере этой». Как подумала об этом Злата Майка, явились тут же трицать царей, тридцать королей и входили в пещеру да подарки Майке даровали, так как она родила, Млада Бога Коляду. Садились тридцать царей в пещере-той, и еще ничего не видели ничего не слышали — Когда слетел светлый Ангел, в пещеру ясным солнцем! И творил он чудеса святые своей златной тоегой.
Ударил по камню, и камень позолотился, и истекла от него студна вода, и еѐ Злата Майка пила. Воду пил и младой Бог Коляда, и книга пила, и тридцать царей Ведам учила она. Вере древней своей. Чтоб в млада Бога все уверовали, который снизошел с небес да на землю, эту чтоб молодых юношей и девушек, просветить, чтоб не смели они Богов гневить. Усвоили тридцать царей — королей сантии те (священные писания), а потом на требу злато и серебро с холстами доставали да белые свечи в той пещере зажигали и Младу Богу подарки давали.
Из пещеры потом выходили и в Харапский тот град заходили. Прослышал о них Черный царь Харапинский и начал пытать их да спрашивать: «Где вы ходили тридцать царей да тридцать королей? Как дошли до моего града? Ко мне ведь ещѐ никто не доходил, и в мой дворец не заходил! Стежки дорожки ко мне залуденели травой позарастали». А те ему думу и отвечали: «Царь! Харапский ты государь, мы пришли от края земли от моря далекого шли. Три годины звезда нам горела, не потухала, и мы тридцать царей тридцать королей, тридцать звездочетов и чародеев, тому чуду дивились, что звезда горела.
И в Ясных своих книгах мы увидели, что родился млада Бог Коляда! Так мы и шли от края земли сюда, да в этот град, Богам хвалу вознося. В пещере-той Богу славу пропели, поклон сотворили да дары ему подарили— требного злата, да белого серебра с холстами. И белые свечи там запалили, чтоб Богу они все осветили. А затем сюда поспешили, чтоб ты гостей накормил да вином напоил». Рассердился Черный царь, да налютился и направляет он старую билетицу (демоншу) чтоб низ града она ходила, гуляла да всех малых детей посекла и погубила.
Так Светлого Бога намерен он был погубить и малое дитя убить. И пошла в град старая билетица гулять, да малых деток сечь и загублять, и так побила ни много не мало три тысячи малых деток. Но Коляда Бог воспорхнул высоко в небеса и не осуществилось злое намеренье царя. А за младым Богом и души малых деток посеченных и загубленных вспорхнули также на небеса, чтоб при Богах им быть и службой послужить. Но Боги их просят, чтоб слетели они назад к святому граду и с сего времени пошли колядоватъ, коледны песни распевать: «Гой все! Да дары дарите, младому Богу Коляде! Подавайте ему златую книгу свешенную, чтобы все в него уверовали, и поклоны ему поклали! Выходи, царь во двор, да дары дари в три алтына:Первый алтын Вышеню Богу, Второй алтын Коледе Богу, Третий алтын Бел Богу. А как дары он подарит, тогда во дворце и Коляда Бог сядет, на трапезу вечером вечерять. Подавай потом ты златую книгу и пой ясную песню чтоб все в Бога уверовали, чтоб он гнев не чинил, да с этого времени не лютил».
И те песни все пели не уставали, и в нашем селе, и в святом граде колядовали. Ой Коляда наш Коляда! ……

Пока дети ходили и колядовали собирались девушки  и юноши,   и пели следующую  песню за  два часа пред  ночью.

песня 12.

Наступил Личенъ-день Коледов-день. Снисходил  Коляда Бог да на святую  гору, и садился подле  даров (жертвенных).  Сидит он подле даров, и смотрит  с горы, что же  стало на земле у детворы? А там юноши с молодыми  девчатами воду из крыницы точат да  на Богов по глупости  глумят,  и этим  сильно они  согрешили, грех   великий сотворили. Налютился  Вышень  Бог да рассердился  и желает он сотворить лютый  гром да с лютой  стрелой чтоб  погубить юношей тех  и девчат которые воду  в крынице точат и на Богов по глупости глумят. Но Коляда Бог  просит его погодить и   думу  ему такую  говорит: «Боже Вышень  я тебя прошу  не спеши, не губи младых  юнаков и младых девчат.

Было ли так, Боже, или не было, но пусть сойдет  Злата Майка  на  Белую  гору, да родит меня малым  дитем, святым  молодым Богом. А ты   дашь  мне  Златую книгу,  чтоб шествовала она по  земле со мной  да учила  младых  юнцов и младых девок, не ходить на крыницу чтобы  глумиться».  И то чудо   Вышень Бог совершает, и творит мало много, а три недели.  Юношей не стал он губить ни лютым громом, ни лютой стрелой а велит он  им  Злату Майку прославлять  и так её воспевать  «Ой, ты  милая, Злата мольбы тебе милая шлем,  Коляда Бог на земле на светлой горе садился в Личенъ-денъ Коледов-день,  а юноши гнев сотворили ,  у крыницы согрешили, но Коляда Бог проклинать их не станет— если ты  родишь на земле малого  дитя,  младого  Бога.

Да прошествует он по земле, и в руках у него будет  Златая книга, которая будет учить  молодых юношей  и  дев, чтоб грех они не совершали и  чтоб их тогда не проклинали.  Поэтому  сойди  на землю и роди  Коляду  Бога, малого  дитя». Майка  тогда говорит: «Боже,  чтоб ты никого не проклял, утром я на землю сойду,  мольбу услышав твою, и малое  дитя рожу.

А ты пошли к нему  светлого Ангела, чтоб принес он ему  Златую книгу, ведь  лик у него как  солнце ясное, и пойдет он по земле и начнет тогда Ясная книга петь  да учить и в Веды веровать» Речь ещё Майка не отрекла  как златое облако её закрыло  и на землю  опустило и села она подле даров , где  сидел  и  Коляда . Так  Майка и затруднела Колядой  Богом и там сидела  на светлой  горе-той ни мало ни много  девять месяцев. И ещё  она не родила когда на поле сошла, но в град она не вошла— Бог её предохранил и научил,  о том что правил там Черный харапинский (область в древней Индии) король   который разлютился  и рассердился, да так что хочет  посечь Злату Майку, и малого  дитя,  младого  Бога короля.

И то  чудом узнав,  низом поля она ходила, и  богам о горе своем говорила чтоб послали к ней  светлого Ангела и чтобы взял он Злату Майку, за руку и укрыл бы её в той  пещере  темной. Но лишь  только в нее  Злата Майка вошла как тут же  Ясное солнце  в пещеру явилось и там  теплым светом  все озарилось. У Злата Майки воды (родовые) отошли и малое  дитя она родила  и это младой  Бог Коляда.  Лик у него солнце ясное, а в руках у него Златая книга Звездная и как   чудо то настало,  в небесах все заплясало и  замигало. Звезда ясная зажглась и зарницей разошлась,   и так ещё никто не светился потому что, до этого Бог на земле не  родился.

Это постигли  тридцать царей  и каждый из них чародей. Те тридцать царей от края земли,  к черным  харапинам  долго шли.  Так  пела  Звездная  книга чародейская, пела  и показывала.  Ехали  они на  борзых  конях сильно приморились, и чуду все дивились да думу  и говорят:  « То видно  Бог  канон установил и на землю эту  снисходил, родился он малым дитем, чтоб идти к молодым юнакам, и звездную книгу перед ними  ложить  и вере славянской их научить». Речь они ещё не отрекли,  как явилась Звездная Юда самовила и так им говорила : «Ой  вы  тридцать  царей, чародеев вы есть умные или безумные. Вы что не  веруете, что  родился Коляда Бог?  Сама  Злата Майка повивала его,  в пещере той,  где кроме него нет никого, и там Майка жалится и  тужит плачет и  викает. Поэтому  скачите  на борзых конях, чтоб это чудо в пещере застать  и Младому  Богу подарки  передать.

Что бы   Майка не рыдала да не викала в темной пещеры не скучала.» Тридцать царей так отвечали: «Ой ты  Юда самовила,  мы  уж  коней  гнали, шествуя по земле этой чтоб найти малого дитя, младого Бога,  и почести ему воздать, но   не  знаем где то дите родилось.  Еще мы  из дворца не  изошли  от своего града не отошли, как загорелась ясная  зоря зореница, которая сияет  и не заходит, своим сиянием путь  к  младенцу подводит, но как только намерение наше будет выполнено, то скроется заря зареница.»  И  тридцать царей, чародеев так постановили и дальше  думу говорили: «Не  старый Бабайка(дух умершего предка) который не давно умер,   посредствам  Звездной  книги не мудрствуя нам сообщил: «В течении еще трех лет чудо это на небесах будет, и на земле.

Чудо мощное святое. Ведь на поле Бог  родился,  малым дитем в пещере обратился.  Чтоб шествовать по земле той,  и в руках у него Златая книга, и она учит молодых юношей и девчат. И когда я   бабайка еще больной лежал, об этом всем  уже узнал, и спела мне это  Златая книга». Вернулись тридцать  царей   во дворец и сундуки открывали  три баксыша  искали, и с собой забирали.  И от дворца не успели отойти, как  взошла ясная зоря зарница, к харапинской  земле проводница. И зависла она над полем у входа  в пещеру, укрепляя  царей веру. И в неё тридцать  царей,  чародеев вошли, и малое дитё  там нашли.

Повито оно Златой Майкой и Лик его солнце ясное, а в руках у него Златая книга.   Тут Злата Майка заплакала  да завикала, как только тридцать царей  чародеев увидала,  но они  плакать ей запретили, и слово, молвить  попросили: «Ой, вы  тридцать  царей,  чародеев,  теперь   вы  узнали  что  родился  Коляда,  так как  увидели малое дитя,  да младого  Бога»  « Милая  Злата , мы не сами  узнали что  родился молодой  Бог.  Спела нам об этом  сама  Звездная  книга, но мы не поверили,  пока  не пришла  Юда самовила и   думу нам не проговорила: «Главу в поклоне  склоните да к пещере идите,  и Младу Богу дары  дарите.  Он млада Бог  на небесах,  а на земле этой царь молодой.  Отворяйте  свои сундуки и баксыш  ищите, да дары Богу дарите».

Дары цари Богу подали и назад своих борзых коней погнали  да в тот харапский (область в древней Индии) град, где восседает Черный  король Харап. Там гостей принимали,  ятствами их  питали и так воспрощали: « Куда  вы ходили тридцать царей, да тридцать королей ?» Мольбу ли вы возносили,  когда от края земли уходили? Имеете  Звездную  книгу ?  А спела ли она вам о том что чудо настало у нас  как на земле так и на  небесах.  Ведь загорелась  ясная  звезда зарница,  что не греет харапского короля?»  «Знаешь ли  ты король или не знаешь? Но в той долине да на поле том в светлой пещере родилось малое дитя.  На небесах он  млада Бог,  а на земле этой  млада царь.  Потому то  и зажглась  ясная заря которую все видят и все знают и о чуде  на земле этой рассуждают».

Рассердился  харапский  король и  направляет черных харапинцев  чтоб сечь   всех малых деток, когда они выходить будут из пещеры. И пошли  черные харапинцы убивать малых деток  и  ни много  ни мало,  а погубили девять тысяч детей. Но в пещеру войти не смогли. Спускались с небес облака и мигали,  и вход в пещеру   закрывали,  чтоб его черные харапинцы не увидали  и вот ни с чем вернулись они во дворец,  где гостей угощает царь тот подлец, и  с ними вино трехгодичное пьет и визирей и пашей он  своих там зовет.   Три дня  они пируют, и думу марокуют  как молодого царя погубить?  Ведь на земле его не пленить.

И этим  Богов они рассердили, да налютили. Лютый  гром они высекали  и молнию в царский дворец направляли чтоб палаты  златые его прогорали но гости с царем  предупрежденью не вняли  и руйно вино пить продолжали. Только  лишь  царь  вновь  отстроить дворец приказал. И мастеров  для этого он созывал,  сам царь камни тоже турит  да хвальбу себе балагурит :«Господь на меня рассердился да лютым громом  в мой дворец разразился, погорел мой сарай не мало,  но я более мощный  дворец возведу  не подвержен он будет ни ветру ни огню». Речь еще он не отрек  как  учуяла это  Мора Юда самовила ( Богиня  меры  и покоя, в том числе и меры жизни),  которая жизнь из тел изымает  и лютыми стрелами стреляет,  и думу ему она говорит:  «Твою душу  принимаю,  но к богам её не допускаю». В ответ  царь  ей  отвечает: «Юда Мора самовила, не проклинай  меня! Помилуй! Ты  сотвори   стрелу лютую, да  запусти в меня! Прошу я!  И душу мою ты  прими, к богам ты её допусти» Но Юда  сходит во дворец и травку  бильку в чашу насыпает, царь  травку бильку выпивает и страшная болезнь его тут же настигает  и вот  уж  в постели он возлежит, ни мало не много, а  три  долгих года.

И кости его прогнивают  а волосы все выпадают, но  черну главу ему меч не сечет пока проклятие с него не спадет ведь черных харапинов он посылал , к младому Богу направлял  чтоб свершилось  несчастье,  и посекли его на части. Но черные харапины пещеры не увидали, так как её облака закрывали, и заслоняли.  И теперь Мора Юда  налютила  в дивный  сад  она сходила травки бильки (ядовитой)  набрала да на землю принесла  во дворец Харапского короля. Ему в трапезу вложила  и тем службу сослужила,  в злату чашу руйного вина  зелье сыпала она  Руйного  вина  трехгодишного,   очень отличного  то вино король испил  и от лютой отравы завопил!

Крик его ещё не утих,  как пришли к нему старые бояре,  да сразу же  Мору Юду и увидали что  стояла над  трапезой той, как возмездия лютый герой.  И ей они так говорили: «Ах, ты  Юда  Мора самовила, как же ты во дворец входила, ведь стража королю об этом не доложила? А еще ты его и ядовитым зельем напоила в сарае теперь он больной  возлежит, и слепыми очами никуда не глядит ты травкой билькой его напоила а душу его  не прихватила». « Досталось  ему  сейчас по делам, и болен он будет лежать   уже там   не  мало не много а девять  годин». « Зачем же ты службу, такую служила да руйним вином его отравила?»

А  Мора Юда так говорила : «Боги карают  харапского короля! Он ведь малых детей не ласкал,  а черных харапинов к ним посылал и посекли они малых  тех деток ни много ни мало, а  девять ведь  тысяч, желал он  посечь и младого Коляду, но облака на пещеру спустились —и все за ними укрылись!» Так  и болел  харапский  король. Ни мало ни много, а  целых три года. Кости его все сгнивают, волосы опадают к богам он свой взор обращает, и мольбы им посылает: «Боже милые  Боже, что же вы еще на меня лютитесь да сердитесь? Ведь я и так наказан  и очень  тужу  и болен ни мало ни много, а три года уже ведь лежу. Кости мои сгнивают,  волосы   пропадают и черная моя душа томится в земной неволе!»

И те молитвы харапского короля  умилили  богов, и просят они  Мору Юду: «Ты уж сотвори   люту стрелу,   да  устрели в сердце его . И пусть выходит  Злата Майка наконец  да идет в харапский град и дворец И там всех  пытает  да  воспрошает, где же сидит  харапский король и благую  весть ему поднесет.» Заплакала Майка завикала И думу эту  во дворец принесла: «Боги поручили  Море Юде, чтоб  короля  она в сердце поразила стрелой лютой умертвила». «Так  он умер уже —ей отвечают —немало ни много, а три недели» Учуяла (услышала) это  Злата Майка  и возвернулась в  пещеру,  да Богу Коляде думу и говорит: «Ходи Боже, милый мой сын, в харапский тот город, да учи по Золотой книге Молодых юношей да девушек чтоб они вместо того чтоб, ходить  на криницу смеяться и глумиться,  в тебя бы уверовали и шествуй сын по земле той  ни мало ни много а  три годины.

А когда юноши  и девушки тебе требы принесут, восходи  на святую гору, и садись подле даров тех у белого  кладенца. Вышень  дары будет забирать и ты  взлетишь на небеса, Да и сядешь в святом чертоге.» Речь ему Майка не отрекла , как три  Юды самовилы   крылатые  прилетали и   Злату Майку забирали. На небеса подымали. А Млада Бога сидеть в пещере оставляли  ни много ни мало, а еще  три недели. И вот сошел к нему светлый ангел, и проговорил: «Боже Коляда, достаточно уже  сидеть тут . Из  пещеры  этой, выходи! Ведь Боги разлютились и  убили харапского короля, и люто его прокляли. Тебя он хотел погубить в земле своей пленить, но Мора  Юда  в сердце ему стреляла   и  душу его умыкала. Бери  ты теперь  Златную  книгу  и шествуй по земле этой, да учи молодых юношей и девушек. Чтоб не ходили  они на крыницу(родник)  смеяться да глумиться».

И младой  Бог выходил  из пещеры той  и  шел   в харапский град золотой.  И с ним  была Златая книга,  которая учила молодых  юношей и девчат.  И все видели  младого Бога, и на лице его ясное солнце, а в руках у него Златая книга, что учит  в Богов веровать, чтоб гнев они не чинили  и на земле не лютили. И так  три года младой Бог по земле шествовал,  чтоб все в него уверовали, а потом  взошел на святую гору и садился подле даров у белого кладенца, три дня подле даров восседал пока Вышень их не забрал. Вознесся с ними и Младой Бог в небеса да в светлый свой чертог  садился  при Златой Майке находился. Вышень Бог его хвалил и  как мог,  благодарил зато что он молодых  юнцов  и девчат учил чтоб  никто из них  больше Богов не гневил.

Другая песня 13

Коляда  Боже  ты в  своем чертоге  слезай Боже на Землю  пришел твой Личень(красный) день, Коледов день, пройдись от града до града, от села к селу, от дома к дому, пройди свое  хозяйство и за трапезу садись вечером вечерять, на вечерю белые птицы и рыжие овны.  Прослышали на земле, да услышали, что  Коляда ходит и все смотрит, и тогда  царь  жертву  воздавал, белых птиц и  рыжих овнов отдавал. Видел, ты Боже молодых юношей и девушек, на кринице, да на Белом колодце, где бел Дунай.

Там милые девушки студеную воду наливают, для матерей, а юноши глумятся,  и  этим бога рассердили они , разгневили.  Он летал по небу,  и  мать плачем ему зарыдала: « Вчера был,  Личень день  Коледов день. Ты сам землю осмотрел  от града до града, от села к селу,  от дома к дому и  не видел  молодых юношей и милых девушек, что глумиться посмели. Но Бог ещё не гневится,   не ярится,  лишь воспорхнул он на небеса, но  там не садится,  а  матери  плачется: «Ой, мати,  Златая  майка, вчера был, личень день, Колядав -день,   всю землю я прошагал,   от града и до града,  и от села, к селу, и от двора до двора и нигде не видел,   молодцов удальцов и девушек,  чтоб глумились и смеялись; и ещё я  не вспорхнул, как достиг  Дуная,   и там наконец увидел молодцов удальцов и  девушек,  что глумятся, и на них я разгневался.

Иди  Мать  на небеса,  и расскажи, мати всё  Богам.». Златая  Майка просияла,   убралася, нарядилася и  сама к Вышеню Богу  отошла. Пытает   он её спрашивает: «Ой Златая  майка,  придет ли ко мне мой брат Коляда Бог? Что  он тебе, Мать говорил,? Что вспоминал? Да ему жертву воздавали белый птицей, да овнами? Когда походом он ходил, садился ли  к трапезе, вечерять Бадну вечерю?»  Мать ему  в ответ говорит: « Ой, Боже, Коляда Землю исходил от града ко граду,   от села к селу,  и от двора до двора. Все жертву ему воздавали, белу птицу да  овнов давали. Накрыли златую трапезу,  и Бог к трапезе садился и вечерю он вечерял. И  тут он не гневался, а как пошел на бел Дунай, то  там нашел млад удальцов,  и девушек. Там девицы воду брали матерям своим и с молодцами глумилися,  смеялися, и Коляду Бога не встречали,  и  тут уж Бог разгневался – и  посылал меня к тебе, чтоб распытать, да распросить,  что бы им, Боже, сотворить.

Он ведь учил их  поучал, чтобы погибель  не чинили,  чтоб не ходили на Дунай,  когда девы воду берут,  и с  девами не глумилися и не смеялись.» Послушал её Бог и  тут сильно разгневался,  рассердился и  кликнул он  черных слуг и  прикрикнул им :  « Чтоб сотворили  лютый гром,  а с громом люту молнию,  да  чтоб тряхнулась вся земля,   и чтоб  удальцов не стало бы, ведь вдоволь  они грешили,  А бог все терпел,   малое время да триста лет, а теперь уже пришла пора. Плач идёт по всей земле Юды самовилы  ко мне плачем плачут, что молодцы их не чествуют»-  Ещё слуга не отлетел,  как сам  Бел Бог к ним подлетел,  и  ему Матерь молится: «Ой, Боже Белбог тут Вышний Бог разгневался,  рассердился что  потрясется вся земля,  да  удальцов не станется.

Тебя я мальбою малю  не гневайся,  как Вышний тут разгневался, а кликни Коляду Бога, он правит  там  под деревом,  и его попросите,  чтобы земле не трястись.»  Бел Бог не разгневался и  Вышню слово говорит:  «Ой, Боже, братишка ты  зачем   кару напустил  да  чернаго слугу кликнул и  ему, поручил, чтоб  сотворил он лютый гром, и  люту молнию,  чтоб тряхнулась вся земля.  Только  я согласья не дам. Ты слугу  пошли  чтоб кликнул  он Коляду Бога, что  сидит под деревам вот все  втроём  и поговорим, да подумаем. Как  раз настал же  личень день  Колядав день. Ему жертвы воздавалися. Молодцы ловили мелку дичь,  белу птицу,  рогатых овнов, чтоб вечерять вечерю, да садится к трапезе, что ему мать сготовила;» Такое слово Бел Бог проговорил.

И вот втроем Боги сидели под деревом вишней да  все думы продумали, и  Коляду попытали, порасспрашивали. И Коляда Бог ответ держал: « Я лиш с тем сагласился бы: чтоб меня родила  Злота Майка, на земле  малым дитём, младым Богом и чтобы я вырос и  учил млад удальцов и девушек, по Злотой  книге, и  чтобы  они  поверили  слову Коляды Бога»  И  Вышний Бог на это сагласье дал и  кликнул Злату Майку,  и  ей он говорит: «Ой  Златая  майка, ты на землю сойди,  чтоб Бога понести,  да  родишь малое дитя младо Бога а потом взайдёшь ты на небеса, да  сядешь  тут во дворце,  потом ты младой Божицей:  с земли тебе приветы шлют, на небесах поклон отдают.»

Со словом Вышнего Бога  Злота Майка саглашалася, и на землю спускалася чтобы  родить Коляду Бога — Когда наступит личень день,  Колядов -день. И вот  с зарёю  в личень день,  Колядав –день  Юда самовила  крикнула : « Ой  царь, ты боярин, повыйди, царь, на крыльцо  чтоб увидать ясно Солнце, ясну зарю, уж наступает личень день, Колядав -день,  ты для Бога жертву воздай ,  пошли  для этого млад воеводу,  чтоб половил он мелку дич,  белую птицу, да  снёс их старай Матери, готовить Бадну вечерю.»  Как крикнула Жива Юда, и  это услышала Златая  майка,  и  убралась, нарядилась,  и  сошла  на гору,  садилася под дерево, где садится Коляда Бог,  и  Бога она зачала и  понесла, и служит ей Жива Юда самовила (богиня  душ),   студёной водой  чистою,  но  хлеба  она вовсе не ела  пока на  горе тут сидела. Малое время — девять месяцев.  Юда ей слово говорит: «Ой  Златая  майка, довольно Мать сидела ты,  на горе, пора сойти  уж на поле,  в харапскую землю,  чтобы родить мало дитя, младо Бога».

Златая  майка  тут сходила  и в город она не вошла,   и  харапский король разгневался,  рассердился и поклялся что  посечет мало дитя,   младо Бога. Гадает матерь на поле,  Куда идти, да что делать,  где  родить мало дитя.  Заплакала  и  Богу на это  жалится.  Жива Юда тут сошла  и  говорит: «Пойдём-ка, мати, тут на низу, в пещере,  малое дитя ты родишь»  но Злата Майка вновь рыдает  что роды её лютые, и что ей самой повивать  и обмывать. Вспорхнула Жива Юда  самовила, и  в пещеру к ней вошла, и рожать ей помогла. Рожали малае время  —  три недели. Вспорхнула Юда на гору и  рожную траву тут брала, и  Матери её подала   и лишь траву ей положила.  Злата Майка сразу родила малое дитя, младо Бога .-  Ясно е Солнце с ним взашло  он  его лицо.

В руке его Звёздная  книга позлачёная,  и ту  книгу он всё поёт   и  Юд  с  горы к себе зовет  и  девять Юд*  при нём службу несут,  чтоб пошел он по земле, да  учил молодцов удальцов и  девушек,  чтоб не ходили  они на Дунай,   не глумились  не смеялись когда наступит личень день  да Вышний –день. И пойдёт Бог по всей земле  на малое  время — три года потом вознесётся  на небеса  и ему песню  мы сложили,  да  песню эту девы пропели,  да ему  и ещё споют.

Другая песня 14

Жива Юда  да крикнула, позвала ну-ка малые дети девяти лет, вы на Дунай не ходите,

с девушками не глумитесь  и с ними не смейтесь,  а при матери сидите,  и идите вы на поле, в пещеру  молодой царь там родился,  всем на земле пригодился,  да нас пленил. Молодой царь,  молодой Бог. Родилось малое дитя,  а никто в пещеру не идет,  никто царя не славит. Мать и говорит:  где малые дети,   из города?  Пусть придут в пещеру,  да  воздадут почести.  А она им подарит подарки  златны яблоки и  белый виноград  сушенный  от Девы.  Молодая Дева его сажает,  вверху на небесах на бахче,  где хозяйство Бога. Крикнула Юда, позвала, и прибежали малые дети да  три тысячи  на поле  их пришло  возле пещеры они  стоят, матери почести говорят.

Малые дети подарки дарили,   монеты золотые, и серебрянные подносили и белые свечи палили.  Только мать печалилась  и  тужила,  малым детям ничего не дарила, Так как нет златных яблок и  белого винограда  сушенного от Девы принесенного.  Плачет мать и  причитает.  Услыхала это Жива Юда,  да её и  вопрошает: « Милая, Злата, милая!

Что ты, милая, печалишься, и  тужишь?  Бога Коляду   ты родила,   но никто в пещеру не идет, Пришли лишь малые дети,  и  Богу подарили монеты золотые и серебренные.  И еще ему свечи палили, так почему   ты, милая  печалишься,  и тужишь?  Тихо ей мать отвечает:  «Юда Жива самовила,  как мне  не плакать.  Малые дети Бога славили,  да подарки дарили,  и  мне почести возносили , а  я же им ничего не дарила, так ка пусто  у меня в пещере  было,  поэтому, Юда я  печалюсь,  тужу.».  Жива Юда говорит:  «Милая, Злата, милая!  Ну-ка, милая, подожди, только слетаю на небо, до Бога  и даст мне Бог  золотые яблоки  и  белый виноград, малым детям подарить  да их всех  поблагодарить »  Закрыла Юда на утро  крепкие железные ворота  створчатые  чтобы дети не вылезли  и  вернулась на небо к Богу . Тут дети завопили,  и заплакали ,  Злата Майя  их успокаивает, и такие слова говорит: « Ну-ка, малые детки! Довольно век вам плакать и кричать. Подождите еще немного  до вечера.

Только солнце зайдет,  сразу  Юда возвратиться  и я вам подарю подарки,  златны яблоки, и  белый виноград, А вы славьте и хвалите,  что я родила малое дитя,  молодого Бога.»  Малые дети замолкли, Не плакали, не кричали.  Немного она  детям книгу пропела Звездную книгу позолоченную а тут пришла  и Жива Юда  самовила,  в  руке златно ведерко,  а в нем яблоки и виноград, Она  их матери дала, а мать всё детям раздала :  « Ну-ка, милые дети!  Вы меня прославляли, А со мной  и молодого Бога,  вас и  Вышень Бог хвалил  и послал златны яблоки и виноград  У меня к вам просьба,  когда придете в город,  то меня хвалите,  да мне песни пойте. Харапский король  ходил к нам, приходил  тут внизу на поле,   хотел царь в пещеру попасть.

Тут Злата мать слетела,   с небес   чтоб  никто в пещеру не влез,  и он не видел молодого царя,  молодого Бога. Дети ему сами поклонялись, хвалили  и малому дитя монеты золотые дарили и Белые свечи палили.  Злата мать сияла,  и  подарки детям  в ответ раздавала  .  Потом  малые дети   все в город ушли,   Златны яблоки  с собою несли,  но во дворец они  не пошли,  а  такую песню пели  « харапский король  приходил,  на поле  но Юда  слетела,  с небес  туда, где  родила нам Бога Злата Майя  и никто в пещеру не входил, только мы  богу  поклонялись,  и  Златна мать нам  улыбалась,  да подарки дарила.»  Малые дети песни пели в городе,  да ходили от дома к дому и  кто песню слышал,  ещё дарил подарки, малым детям. Но тут Черный царь разозлился,   малые дети почет не оказали,  к нему во дворец не пришагали и  приказал Черный харапин   посечь малых детей,   ни много, ни мало три тысячи.  Старая мать заплакала,  запричитала.  плачет, жалуется Богу.

Сильно Бога опечалила,  и огорчила, и тот послал Мору Юду,  ударила она  короля и пал он бездыханно. Болен он лежит в постели,   ни много, ни мало три года,    да ещё век душе прибавил. И Богу песню  мы сложили и её поем.

Песня, которую пели, когда готовили бадник и ждали Коляды-день.

Песня 4.

(от другого певца)

Коло, Коляда наш ясный да пречистый! Душа наша, да Заря, да Род!  Коляда на небесах  во дворце, сидит малое время,  а нынче он только на долу, на земле. На земле же три короля: Первый король Аль Каранец, другой король Сириец, и Харап. Собрались в большом граде во Белом,  и справляли личень — день,  Коляды — день. Три короля же на горе,  ловят мелкую дичь,  да птицу, а во дворце  старая Юда- самовила, готовит  бадник-Коледник. Пролетали ещё три Юды- самовилы, летели они во дворец: Первая Юда Мара самовила, Другая Юда Кали самовила, да Мяота Юда.   Глазами  они в небо глядели, белые руки прятали.  И тут три Юды запели,  Колядную песню  да трапезу накрывали.  «Боже  Коло,  Коляда наша Душа! Речью тебя славим!

Ты же, Боже, родной, милосердный,  тебя мать родила,  на земле — мало дитя, млада Бога,  и ты всю землю обошел, и всю землю сохранил и Черного змея  и черную клику изгнал. С того обычай повёлся,  что тебе правят личень — день,  Коляды – день. Старая мать бадник готовит твой, Коледник. Да три царя во дворце,  за трапезу не садились тебя ждали, что бы  ты, Боже, к ним  сел на трапезу, да вытащил  ясную книгу, чтоб научить же трёх царей, чтобы не грешили они и  тебя, Бога, не гневили. Иди, Боже, сойди, ты на землю, на гору Калиту,  где сидит Злата Майя под деревом, тебя Боже, ждёт. Ты сломи ветвь, чтоб видеть   трёх царей и  прогони черного змея, черную клику, а  со змеем да трех Юд  черных. Лишь придут они во дворец,  и  сядут к  трапезе, то дворец тогда запустеет! Не будет тогда красного – дня  Дрына — дня». Как спели же девчоночки,  так и  вышло.

Старая матерь,  а с ней три короля,  приоделись, нарядились, в руках их злотые посохи, вставали они и  подходили к трапезе,  но не садились, старая матерь поставила бадник на трапезу   и стали  ждать они,  когда Бог придет, да присядет к трапезе. Да с дубовою веткою,  и выгонит три Юды самовилы  черные,  а с ними и  черного змея. Бадник уже на трапезе, а Юда же запела: «Боже  Коляда! Спустись нынче на гору под дуб. Ожидает тебя Злата Майя, чтоб дать тебе дубовую ветвь, службу служит бел живой водой, как даст она  златую чашу,  то ты  её не опускай, а с чашею  иди на трапезу.  Живи долго, да будь здоров, мало время да весь же год, да Колядав — день». Так  пела всё старая матерь,  и  пропеть она не успела, как идёт черный змий, а со змеем три Юды  черные.

Случился тут младой Бог, на голове  у него дубовая ветвь. В руке его златая чаша. Увидели это  три Юды, заплакали, закликали: «Ой, Боже родной Боже! Отец же нас послал,  во дворец, три короля согрешили да тебя разгневали, и поэтому нашлем им злого лета! А ты же, Боже, приходи, да сядешь к трапезе».  Стара матерь трапезу сготовила, бадник поставила, да песню черным  Юдам пропела: «Идите вы в горы в темницу, в острог. Идёт Белая Юда самовила, заметит вас во дворце, и стрелами подстрелит». И  речь ещё не изрекла, как взлетали три Юды, а с Юдами черный змей.  Тут идёт Белая Юда самовила, да с чашею в руке, садилась к трапезе и служила трём королям, службу живой водой, да им же слово говорит: «Да целый год на поле чтоб жали белу пшеницу, и  бело просо да чтоб месили девушки белые пышки да калачи, да подавали молодцам,- ведь нынче уже личень — день, да Дрынав — день.

Комментирование закрыто.