Велемудр » Blog Archive » ГОЙ – ВЭ, РУСКОЛАНЬ гл.4

ГОЙ – ВЭ, РУСКОЛАНЬ гл.4

Опубликовал: welemudr     Категория: История-культура-политика

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

 Герои Русколани

                          ––––– 1 –––––

Плывет    Земля  в тысячелетьях.

Взрастая силу  в божьих детях.

                                   *****

Гудит река времен! Над ней – эпох метели.

Течет из древности – когда уж и седины пожелтели,

Давно все было! Канули бесследно поколенья.

Кружились вихрями событья и свершенья…

И наступил Великий День  -Родился   странник  тот

Которого Перун за  сорок тысяч лет назад предрек!

Зажглась Звезда и многие её  в Небесной  выси увидали.

Пророчество Перуна1  волхвы земель славянских2 знали:

О том что сын Даждьбога, на землю снизойдет –

И Злату Майю матерью своей  он назовет.

Хоть путь в Харапскую юдоль и труден, и не скор,

Они пошли! Звезда звала – их в Индию на юг от снежных гор.

По странам и по землям путь пролегал чужим…

И  царство вдруг Харапское открылось сразу  им

Осталось за спиной паломников полмира.

И к Черному царю Харапов, судьба их пригласила

О них прослышал он. И попросил при возвращении  зайти.

И весть  о чудесах  младенца  к нему в палаты принести.

Замыслил черное!  Но не преклонили головы,

Перед царем индусом…      славянские  волхвы.

Ушли в пещеру ту, где чудное дитя,

Златая Майя родила. И имя Коляды дала

С любовью поднесли Ему дары волхвы:

Душой и сердцем ведь они просты,

Когда ещё придется Майю Злату, лицезреть!..

Ведь надо им  её и Коляду в веках воспеть.

«Во имя веры готовы муки и лишения терпеть!

Пусть будет Капищем людских надежд,

Твоя пещера ставшая пристанищем всех Вежд!

Клянемся: после всех земных дорог

Нам дорог Храм твой, где  родился  Бог».

И Злате- Майе свой  отвесили поклон:

«Будь славна матушка ты до скончания времен,

В тоске и радости  народ боголюбивым сердцем хочет

К престолу Божьей Матери  припасть…»

Они домой отправятся неведомой дорогой,

Чтоб не вкусила крови Чернобожья власть.

Чтоб вырос, возмужал,  чтоб людям света жизни дал

Рожденный на земле  сын Бога молодой…

Ему  Сварог с Перуном помогали,

А люди царства харапинского  историю его семитам рассказали.

И те на языке своем его Иисусом обозвали,

А все чему учил — все переврали.

Теперь ученьем прикрываяся Христа

Творятся всюду черные дела.

А время мчится скакуном! Сбиваясь, спотыкаясь.

Вперед! Вперед! Старея.    Юным оставаясь.

Князья и воины земных племен

Жильцами стали (не заметив)Новой эры.

И хоть кружил и маял бег времен,

Вошли в другую жизнь уверенно и с верой.

С зарею славили Богов как встарь.

С зарей ложились, спать.

Как прежде жили саки, берендеи, вятичи, сколотты…

Ничто не изменилось!  Нападали гунны, готы,

Авары и хазары. Грек хитрил, сребролюбив…

И налетала сарана! И степи становились

Пустыней черной! И роды, родство забыв,

За землю, пастбища, леса, за воду бились!

Разбойники и Лихо с Дивом по степи кружились.

Русалки с водяными плакали – об ариях журились…

Враг подступал – плач, горе, стон кругом!

Роды – вновь заодно, к плечу – плечом.

Рок неизбежности погубит душ немало.

Лисы эпоха, переменчивой, настала:

Измена, фальши пена, ложь и в спину – нож!

И люд от безысходности, бесправья стонет!

Весь мир пройдешь, но Правду – не найдешь!

И горделиво – прям народ тот, что другой наклонит.

И над землей – вновь сумрак и гроза…

Ловчит, хитрит, распутствует лиса.

                      _____ 2 _____

Любовь небесных чар полна…

В веках – страдалица она…

                                               *****

Германорех (иной)   король восточных  готов,

За веру христиан,  их принципы, — на все готов

В огне противников поджарит, в бараний рог согнет!

Родню не пожалеет, всю на крестах распнет!

Смёл Афанарика3 безжалостно с пути –

Чтобы не с ним объединялись готы.

Чтоб им за Германарехом  в путь идти,

Склоняя по пути соседние народы.

Одним душа воителя полна –

Единая Великая Страна!

Душа – масштабная! Земли ей лишь, исконно готской, мало.

По ближним землям и по дальним, сея смерть, нога его ступала…

Соседей, кто за ними проживает – всех он сокрушал!

Дошел до Волги, Каспия, до Черноморья…

Борусов, антов, скифов наклонял,

Но бед не оберешься, если с русами в раздоре.

И вот надумал, запылал  – в свои сто лет! –

Сорвать, к груди прижать, вдыхая жадно, юный цвет.

                                              *****

Он волновал сердца славян, дошел из яви старой –

Миф о царях великих – предках Буса Белояра.

Ант Бус Бактрийский, пращур князя,   Бактрии4 правитель,

Бус Белояр был Приэльбрусья, Русколани повелитель…

Семь братьев у него; вершили все дела.

И Лебедь – юная сестра; к коням пристрастия полна

Всех больше Зорьку берегла.

Жила – светла, любима всеми, бесперечна…

Раз (возле брата) с Германарехом случилась встреча.

Князь после гневался: «Как на тебя смотрел!

Кащей бессмертный! Весь уж поседел!

В прапрадеды тебе годится, а туда же…»

А гот совсем как будто озверел!

Хоть бит не раз, а зубы острые нет-нет покажет!

И нападет и задерет! Как волк  взбешенный заревёт!..

От конунга вдруг гоныч прискакал.

Князь  много слышал ещё больше повидал.

Но чтоб такое!  Из ума старик, наверно, выжил.

Возжаждал в жены Лебедь, – юную красу!

Да как подумать мог! В гробу – одной ногою.

А уж «красавец» – мощи, как сушняк в лесу…

Оставить обещает, правда, Русь в покое –

Не будут литься кровь и полыхать огонь.

Уляжься, сердце, трошки охолонь…

Сестра с рыданьем перед братом на колени опустилась.

«Скажи, в чем пред тобою, княже, провинилась?

Меня – за старика! С Кащеем мне – в постель!»

Он ей: «А сколько матерей и малых деток

Не будут руки к нам тянуть в мольбе с чужих земель.

Я на колени встану сам перед тобой! Пойми, спасеньем это

Для многих станет. Я стране хочу добра!

Чтоб бед славянских кончилась пора.

Да и протянет он ну, год, ну, два, сестра…»

Характером упрям Германарех и на слова он тверд:

Давно вдыхают мирный воздух все и этим горд;

Арийцам хорошо средь тишины…

Назвался Германарех тот королем – прибавилось величья.

Жена славянка десять лет уж с ним –  и столько – нет войны.

Доверье двум народам стало уж привычным…

Король при всех любуется женой.

И тайно – Рондвер –  королевич молодой.

Она в ответ бросает взоры. Оба понимают –

С огнем они играют!  И петлю на себе сжимают.

Но так случится:  вдруг останутся вдвоем –

И совладеть с собой не смогут,  и потом…

Ее он обнял – и  всё они забыли!

И их  сердца, в порыве сладостном поплыли!

И долгий поцелуй.   Уж не подвластны никому…

Вдруг – крик:    «Попались! Головы сниму!»

Плывут по небу тучи хмурые тревожно-косо.

Качается веревка на дубовой ветке толстой.

Поник сын короля,  в лице – могильный мрак.

Отец приблизился:  «Прощай. На это – воля Божья!

Позором ты меня покрыл!  А дальше – как?

На ком позор, великих дел тот уже вершить не может.

А я не все свершил. Мне долг – родства дороже!»

«Отец, тобой гордился я. Любил тебя; меня ты – тоже.»

«Моя любовь – Отечество!  Лишь Бог – судья!»

Стянула шею юноши петля.

А к Лебеди он   Зореньку любимую подводит:

И речь такую с ней заводит:  «Коней ты любишь, значит?

Ну что ж, садись, скачи. Но за тобой табун поскачет!

Я посмотрю,  на перст твоей удачи…»

Помчалась! Вслед – косяк, храп-ярость над полями!..

Рука врага толкнула шест  той   Зорьке меж ногами –

И лошадь и  княжна перевернулись. И им уже – не встать.

Не шевельнуться, не моргнуть глазами.

Не зазвенит уж песня юных струн –

Все истоптал промчавшийся табун.

                _____ 3 _____

Все попрано –  душа и честь…

Вновь правят миром зло и месть.

                                   *****

Опять вражда славян и готов захлестнула!

Просторы бранным вновь наполнились разгулом!..

Бус Белояр со Златогором, братом,

Рать кинулись  быстрее  собирать

И все соседи стали в этом помогать…

Пошли на ворога – хотят конями истоптать!

Кровь Лебеди пылает в сердце, требует возмездья!

«Перун Великий, покарать их помоги!..»

Сошлись, схлестнулись лютые враги!

Боляр Сеченя с князем Баламером,

С любимой Лебедью не ждут уж встречи

Теперь удел их  в жаркой    сечи

Им лишь бы короля достать мечом своим!

А он неподалеку –там, где королевский стяг полощет.

Сто десять лет ему – в седле неколебим!

Вокруг него – охранники.  Но мстители уж рядом с ним;

Остановить ударом он их мощным хочет.

Но силушка – в плечах! Кто на пути встал – страх! Охрана – в прах!

Князь Бус со Златогором наседают  там  ненависть в глазах,

Сеченя с Баламером за спиной их  смерть несут в руках.

Коня сквозь схватку всяк на супротивника направил…

Взлетел клинок –  телохранитель свой подставил.

Звон! Стон! Хрип старческий!  В крови – земля!

Вот так закончилась жизнь короля…

Уж без него изгонят готов с Волги, Черноморья.

Они найдут на Рейне райские свои поля…

                                  *****

У готов новый повелитель, то Венд Амал,

Послов он к Бусу с предложением  послал

Король был хитр: «Мы долго жили в мире – сердце отдыхало.

Зачем опять война? Домой – пора настала…»

Дошло до Буса.  «Умный, – улыбнулся князь. –

Соображает – от кого досталась власть».

Делился с братьями:  «Наверно, понимать умеет,

Что ураган войны ни нас, ни их не пожалеет,

Народам нашим равно горя принесет.

Пускай протянет руку – прошлое забыть мы сможем».

А Златогор молчит, в усмешке – рот…

Вдруг неожиданно пожаловал сам гот.

Князь в угощеньях – щедр! Король в подарках – тоже;

Душой открыт! Заговорил о том,

Что лучше им встречаться не с мечом

На поле, а за дружеским столом с вином.

Большой зеленый лес наполнен птичьим пеньем.

И гулом голосов.  Здесь каждый – в нетерпенье!

И все обильное застолье ждут!

На слаженных столах – бокалы, кубки, чаши.

От яств сгибаются! Еще несут!

Довольство светится! Природа! Тишина! Раздор не страшен!

Славяне с готами перемешались! Братский пир!

Уйди, война! Да утвердится мир!

Приехали в лес Белояры – гордость рода.

И гости знатные: боляры, воеводы…

Князь Баламер,  боляр Сеченя, братец Златогор

Не поддержали с готом мирный договор.

И Златогор  сказал своим друзьям:

«Я так скажу: не верю готу! Что-то будет там».

Подернут небосвод над лесом ясной, чистой дымкой.

Сидят друг возле друга анты с готами в обнимку.

Гудят столы! Всяк вволю ест и пьет.

В глазах у всех хмельная вьюга закружилась!

Меняются бокалами. Вино рекой течет…

Но как-то все обмякли. Почему-то стали никнуть…

Амал и Бус – напротив; каждый – во главе стола.

И вместе, и отдельно – воля короля.

Смог убедить: не рядом – и настрой особый;

Один другому не мешают, пиром правят оба.

Что ест и пьет другой, не видно, ну и что ж…

Король поднялся с чашей:  «Верить другу нужно!..»

Князь тоже встать хотел,    но в теле – дрожь;

Вдруг слабым почему-то стало, непослушным.

Шатаясь, смог сказать:  «Нас ты, веролом, на смерть зазвал?»

И подкосились ноги.  И упал!

Как после боя: на столах, в траве – вповалку анты, готы.

Король лишь на ногах! Одною полон он заботой:

Махнул платком – примчались конные;  носить уснувших им.

Подъехали телеги: в них – беспомощных, безмолвных

Боляр и воевод сложили.   Князь Бус – недвижим.

На травку – готов положили чтоб им от пьянки  разум освежили…

А антов  на кресты прибили теперь они  черны, мертвы,

Вдоль всей дороги мрачные кресты.

Так готы приняв христианство, решили антов поучить!

Чтоб веру древнюю забыли  к распятию  их приобщить!

Лесная в ужасе оцепенела глушь.

Потомки Германареха  – как и он, бездушны! –

Распяли семьдесят славянских душ…

Грядут крестовые походы.

Так в  христианство загонялись все народы.

И в наше время готский  фюрер,  человек-паук

Не мало выпьет крови  руссов, даст им  море  мук!

                                        *****

Тянулись месяцы – через препоны, сквозь рогатки.

Вновь лютые враги сошлись в смертельной схватке!

Повел рать русов на Амала  Баламер.

Рук – беспощадность!  Мука – стонов! Ран – багрянец!

В сраженье Златогор с Сеченей – воинам пример!

Коней – тяжелый шаг!   Клинков – смертельный танец!

И песнь последнюю стрела поет!

И мстителей вновь королевский стяг зовет!

Туда, где Венд! Но перед силой встала сила –

Непримиримой ярости напор остановила.

Князь боком сел в седле, встал на колени он.

«Эй, подоприте!» – прокричал друзьям. Дождался,

Когда Сеченя с Златогором с двух сторон

Конями съехались к нему. В рост, встав на два седла, поднялся.

Стрелок был меткий – Баламер! Поверх голов лети, стрела –

С последней песней в шею короля вошла.

             _____ 4 _____

Могучий, мудрый рыцарь-тур,

Он славянин – король Артур.

                       *****

А жизнь – текла… И бури, и раскаты грома!

Война все шла! И каждый ждал  Руси погрома

И бились яростно, и вновь костьми ложились рати!..

Несли свой жребий исторический Сар-маты.

Царицы Матери, достойные сыны.

С тех пор как Сиромаха  Кира растоптала

У подданных её другое имя стало

Чужие  племена, в честь матери  царицы,  сарматами их звали

Но вот они  себя, как  в старину былую, всё саками  считали.

Пройдут  великой чередой  столетья и года,

А имя  воинов кос-саков прославлено всегда.

Славянский дух:  и ярость разума, и сердца грусть…

Сарматы по преданью подарили имя –  Русь.

Чуть подрастет – и на коня! И с ветром спорит!

Чуть наберется сил – с мечом уж; в боевом дозоре.

Сарматке мужней стать – сразить врага в раздоре…

Враг обезумел – вразумить пора: Сарматы – в бой!

В атаку мчатся конной лавой!

И клич, все сокрушая, вьётся:  «Мара!»

И буйный ветер далеко разносит славу!

И земли ею полнятся окрест…

На главном знамени их Бога Хорса крест.

Чтоб без оглядки с супостатами сражаться,

Придумали сарматы из костей и рога панцирь;

Непросто распилить их. И копыта лошадей.

Прожечь в пластинках дырки –  чтоб скрепили бычьи жилки…

От Дона – до морей и дальше, в Диком крае

Сарматы жили век за веком, тяжких бед не зная…

Беда нагрянула!   Ворвалась на коне!

Орда бесчисленная гуннов двигалась-крушила!

Сарматы встретились – и Силу Силища сломила!

И вместе  всех потом объединила

Где был  один там стало – десять!.. и мало стало всем земли!..

Поэтому рассеялись сарматы- саки… а многие на Рим пошли.

                                     *****

Не раз проверили друг друга в бранном деле…

Но стал им на пути  могучий Марк Аврелий8.

Насели, потеснили!          И земли захватили!

В иные города как победители вступили!..

Особенно прославился  – в бою буй-тур! –

Сарматский полководец –  князь-сак  Асур…

Собрал большое войско Марк Аврелий; битва – скоро!

Но полагается начать с переговоров…

Врагам непросто за одним столом решать.

Но умные решили:  земли Рима покидают

Их захватившие. Империя им обещает

Не нападать,   а только – торговать…

Довольны все…   Одно никто не понимает:

Зачем с Асуром (князю ль другом слыть!)

Отдельно хочет император говорить…

Не первый час беседуют… Вкушали. И гуляли

В саду тенистом. У фонтана отдыхали –

Взлетает, торжествуя, светлая струя.

«Пусть так же, князь, и слава воспарит твоя.»

Асур молчит. Вновь Марк Аврелий:

«Там в Англии достойно ты воспрянешь!

Там нужен ум твой! Мощь твоей натуры вся!

Ты здесь сарматский князь –там королем британским станешь…

Сейчас там хаос; все воюют лишь!

У нас нет сил. Ты всех там усмиришь.

И с внешними врагами будет там непросто.

И Инглы зарятся на наш Британский остров.

Сраженье – впереди! Но ты умен.

И храбрости не занимать. И в бой водить умеешь.

Таких героев под своей рукой имеешь!

А Рим – всегда с тобой, во всем поддержит он:

Оружием, питаньем, золотом. Врагов всех одолеешь!..

Но только вот что… Здесь ты –   князь Асур.

Там, среди саков  своих бритых, назовись –король Артур9».

                                    *****

Забрали семьи, скарб свой, лошадей…Дорога – к морю.

На кораблях – в туман, гуляют волны на просторе –

Для степняков в диковинку… Промчится год.

В душе: все тут чужое; дико, непривычно.

Все – не свое: людские нравы, сам народ;

Вражда племен – все против всех воюют, фанатичны.

Не признают Артура-короля…

А время все течет. Все дальше отчие края.

Но защемит вдруг сердце!..У костра сидят сарматы.

Ночь.  Тишина. Луна меж тучек спит мохнатых.

Ивейн, помощник короля и друг:

«Там тоже видят этот месяц!   Братья наши!

Там ширь степей! Там буйство трав вокруг!

Там скачут табуны! Береза с ветром пляшет!

Летит по небу  – может, к нам! –гусей косяк…»

Товарищ давний Передур поник. Запел спивак.

О вольности. О славе боевой сарматов.

Как побеждали Рим – теперь его солдаты.

Теперь вся жизнь, без отдыха война.

Кто обнажал мечи на них –  мечами биты!

И поумнели многие! Всех покорили саки-бритты.

Шотландцы тоже не угрюмы, не сердиты…

Спивак простер ввысь руки: «Передай, луна,

Привет земле, родной: любимой, не забытой!

Пусть время по годам,  – рекой по валунам

Бурлит! – но взор наш  к отчим берегам.

Садов там – пышный цвет! Там берегини с песней

Венки вьют на лугу;  он стал для хоровода тесен!

Как солнце девицы – одна другой прелестней!

Луна глядит на них – от песен воссияет круг,

Поля серебряным наполнит восхищеньем!

Прислушайтесь – оттуда слышно пенье!..»

К Артуру подбежал дозорный вдруг;

Склонился, что-то говорит ему с волненьем.

Король позвал Ивейна с Передуром; ярок взгляд:

«Приплыли инглы –  остров взять хотят»…

Был император Адриан неутомимым

Фортификатором: защитный вал неодолимый

Возвел в Британии… На нем Артур

Стоит и смотрит в дымку дали, молчалив и хмур…

Вот показались! Шествуют, рогаты и лохматы!

Король спустился, на коня сел, зорок глаз прищур.

На стяге желтый, поражен копьем, дракон лежит.

Две тысячи сарматов конных!  Пики грозной лавы,

Как лес, к врагу склонились; меч над гривою блестит.

Артур – по центру, слева – Передур, Ивейн ведет в бой справа.

Кидают камни катапульты…Миг настал! Пора!

И покатилась катафракты в бой: «Мара-а-а!..»

Глаза застлало ужасом! Дух поразило страхом!

Свирепый облик  воям не помог –легли все прахом!

Днем воронью выклевывать зрачок.

Артур насупился: «Войны жестокий рок…»

Победой – горд! Но смертью не умеет упиваться.

В молчанье едет. Здесь лежат вповалку вои.

Там – свой, пошевелился под щитом.

Как больно дорогих друзей стенанья слушать!..

А это кто? Встает! Идет! «Живой, Ванюша?!»

«Живу! Ивейн еще взбулгачит супостатов души!

Но если все-таки придется умирать,

В родной земле  хочу я вечно спать.»

        *****

Теперь все вместе. И повелось как у казаков в круге собираться,

Мужам познавшим славу, за круглым короля столом встречаться…

Молва средневековых мифов нарекла

Их рыцарями круглого стола…

Ничтожные душой – душители таланта!

Талант – своя стихия для духовного гиганта.

Артур велик душою мудрой был.

Вокруг себя собрал он умных, одаренных:

Талант воспламенялся, ум светил –

Людей, огнем его большого сердца озаренных.

Средь рыцарей стола – Ивейн и Передур.

Они всегда там, где король Артур.

Послы к нему с почтеньем приезжают из земель соседских.

Для всех он – Государь. Уверены: кровей он – королевских.

Все то, к чему стремился, получил!

Но почему-то молчаливым стал Ивейн…

Вдруг к королю пришел он:

«Ты стал велик!  А я как бык комолый.

Ослаб совсем, уже нету прежних сил.

Рога сломало прежней жизнью мне тяжелой…

И без меня теперь тебя кому есть защищать.

В родной земле хочу теперь я спать»…

Корабль качают волны. Горько расставанье.

Последние слова, объятья и лобзанья.

Король и Передур с Ивейном обнялись, все вместе, на прощанье.

Полжизни – вместе! В битвах и делах!..

Неотвратимое им разрывает душу!

Спивак – в путь тоже, и другие; слезы на глазах.

Еще раз обнялись. «Прощай, Асур». «Прощай, Ванюша.

С Британией я роком обручен.

Прощай, брат! Передай родной земле поклон».  

    _____ 5_____

Град Киев над Днепром поднялся.

А он у Дона начинался.

                           *****

Над ней – века плывут. За ней – простор могучий.

С Богами Алатырь-гора беседует близ тучи.

Земля забот и добрых дел – вокруг.

Долин – цветенье, буйных рощ – смятенье.

У склона – поле, за тесниной – луг.

Кристальной речки быстрое теченье.

Навечно поселился здесь воин рус

С веками имя обрела гора – ЭльбРус.

Князь Кий привел сюда когда-то свой народ великий.

От сна воспрял, делами загудел мир темный-дикий.

Быть первенцами Боги новояров нарекли.

Вслед – русы, веды, ставры, саки – многие пришли.

И дальше – к Дону, к Черноморью потекли.

Везде на землях твердо встали,

Душой и сердцем к ним припали.

И  в приэльбрусье,  у реки13

Кияр — град славяне  возвели.

Трудились. С ворогами бились. Не тускнели лица.

Дух не слабел! Не гнул напастей груз!..

Вот в Белой Веже стал уж князем мудрый Рус.

А сыну Кию (новому)  уж негде  княжить…

С какой землей судьба его вновь свяжет!

Славянский  над Кияром, Белой Вежей реял стяг!..

Нет мира в Приэльбрусье.  Нет у Дона . Везде ждет враг.

Роды давно устали от боев.

От них бы отдохнуть.  Поменьше бы врагов.

Побольше тишины…И вызрело решенье:

Довольно, натерпелись,  сколько горя знать –

Пришла пора другую землю поискать.

И срок настал! Скарб – на возы! Вперед!

У моря и у Дона много поднялось племен.

Другие здесь остались- князь Рус для них закон.

И день – за днем… За годом – год…

Шли по теплу. Морозы подступали ледяные,

В жилища прятались – у печки отдохнуть.

Весной, чуть солнце разгорится, снова в путь.

И вот пришли к реке – привольной, светлой Роси.

Вокруг нее давно поляне травы косят…

Заря на русло свой накинула платок,

И люди с Богом восстают из сновидений к нови.

В Княж-городе князь Вуслов на восток,

Встав на порог, направил взор, наполненный любовью:

«Спасибо, Боже, за ночной покой! А день что принесет?»

К нему бегут: «Неведомая Сила к нам идет…»

Теперь ничто – враги любые! Не страшен даже Чернобог!

Столы расставлены в саду. С вином и пивом – чаши.

Тарелей длинный ряд – числа им нет;

В них доверху души славянской щедрой яства.

Гуденье голосов! Улыбок свет!

И клич: «Да будет нерушимым наше братство!

Настанет единения пора! Да соберется Русь вокруг Днепра!»

Доволен Вуслов и довольства не скрывает.

Все беды не страшны теперь, князь это знает!

Сидит он рядом с гостем.   Сказано немало слов –

О дружбе, о подмоге.       С Кием хочет чашу выпить –

За братство, выручку! Пойти с ним в пляс готов!

А сам сестрой его любуется – прекрасной Лыбидь.

Она – не глянет! Голову не повернет!..

Наследника ему подарит через год.

Веселье – пенится!       Речей и тостов – много…

И мигом все притихли: Кий поднялся с рогом:

«Мы много лет от Дона шли. К Днепру пришли.

Здесь братьев встретили!   Мы все – славяне!

Нам в дружбе жить, вершить дела свои!

Плечом – к плечу,   мечом – к мечу стоять на поле брани!..

Мы шли – века! Из Семиречья! Дом нашли свой тут.

Пускай бояны обо всем споют».

И вышел Прастень, рус. Приветствуют скитальцы

Собрата по дорогам. Вот ударили по струнам пальцы.

Запел боян: «Нас провожала утра рань,

Когда мы шли из Семиречья. Орий вел нас, через горы, реки…

Над Каспием, у Дона сели.  Схватки, битвы, брань!..

Но поднялась из бед держава! Гой – вэ, ты наша Русколань!

Легла она от Волги до морей и до Днепра. Навеки!

Но не было покоя; наседали гунны, готы, греки.

Славяне бились – не клонились, млад и стар…

Кий, пращур, у Эльбруса град возвел – Кияр…

Теперь привел сюда роды другой Кий – Кия, предка, правнук,

Чтоб над Днепром построить новый град. Державный!»

Возвысил голос до небес боян-гусляр:

«Мечом – к мечу! Плечом – к плечу! По праву – слава!

И мощь, и уважение, и страх врагов – по праву!»

Запел потом боян полян Молота:

«Нам  то же из края Иньского уйти пришла пора

Мы долго шли…Дошли мы до Днепра.

Живем: поляне – возле рек, в лесах – древляне.

Дреговичи живут тут, кривичи  и волыняне.

Черниги,  быховщина. Жмери путь – сюда;

Теперь и ярусланов привела к Днепру беда…

Разъединились братья, к своему лишь жмутся дому.

Пока договорятся – кровь рекой!..   Нам навсегда

Договориться надо, чтоб защитой дому быть родному.

Одна семья – и много бед больших не устрашит.

А разбрелись, поврозь –  и малая одна  крушит!..»

                ––––– 6 –––––

Угрозы,    грозы,  слезы – пусть!

Столетьями дышала духом  братства Русь.

****

То дождь над Росью, то жара; то ветер свищет.

Сам Кий и воеводы ездят по округе, место граду ищут.

Нашли! У вод Днепра! И стройка закипела!

Встают дома!   Ложатся улицы!.. И время подоспело

Дать имя граду. «Есть Кияр, – все говорят, –

Град Кия первого. Второго Кия будет Киев-град…

Сердца тревожит клич, рассудки возбуждает;

Князь Кий о смерти Руса  известье принимает.

И Беловежский он престол по праву принимает.

А Киевскую весь  с  Русколанью объединяет

«Доколе в одиночку пропадать?!

До коих пор от ворогов страдать?!

Настало время, братья, в полный рост подняться!

Соединиться, слиться, нерушимой силой стать!

Средь недругов надменных гордо возвышаться!

Забыть о распрях время нам пришло.

Зовет всех Русколань под сильное крыло…»

И многие  хотят прийти со всей душою –

Подумав и не сразу, и совсем не чередою,

С оглядкой, и сомненьем,  а может и тоскою,

Придут, положат перед Кием посох свой…

Беду переживут – вернутся вновь домой.

А злобствуют враги –  идут опять!

И, значит, для Руси час наступил – единой стать!

Кий правил мудро. Сын с ним рядом, на отца похожий.

И радость деда:  братья Сержень, Велемир.

Любил Кий внуков. С княжичами был построже –

Чтоб смелыми росли! Чтоб не страшила их борьба!..

Жестокой,  беспощадной  будет к ним судьба.

                 ––––– 7 –––––

Во славе – вождь! Но слух о нем –

Как бич:   убивец-веролом!

                                 *****

Давно нет Кия, в Белой Веже Рарог князь .

А в Киеве Дир, сын  Вадима Храброго, являет власть.

Его хазары  с боем осадили

И соправителем Аскольда  посадили.

Вдруг новость: в Киев князь Олег приплыл.

Он князя Рюрика законным сыном был.

С ним малый Игорь, князя Рарога сынок,

Чтобы Олег от имени его  тут править смог .

 Аскольд   и  Дир навстречу,  взор их так спокоен!..

Улыбка на устах… Вдруг – исказилась! Стон!

И кровь струится по спине –   в нее клинок вонзили.

Князь киевский упал… Чуть приподнялся он.

Над ним – Олег, злорадства не осилит.

Аскольд ему: «Всю, значит, власть теперь возьмешь?

Коварный веролом! Змий! От змеи умрешь!..»

Вдруг конь Аскольда,  с черной гривой длинной,

Метнулся к людям! На колени, сиротина,

Перед хозяином безжизненным упал.

И с мукой будто стонет или тихо плачет.

И слезы катятся из глаз… Заржал!

Храпя, на задние копыта встал!

Куда-то, точно обезумев, дико скачет!

«За ним! – кричит Олег. – Догнать! Поймать!

На нем еще врагов мне побеждать…»

Уплыли годы. Из похода, гордый, возвращался

Властитель киевский Олег… В дороге повстречался

Князю Волхв; сед как лунь, в руках – клюка.

С насмешкой Игорю: «Все видит он! Все знает!

И обо мне. А ну спрошу у старика…

Скажи, не бойся: слава ль здесь меня улыбкой обласкает?

Или оскал безносой смерти поджидает?»

Мудрец – взор в землю.  Поднял к небесам:

«Владык бояться Боги не велят волхвам.

И я на твой вопрос отвечу без утайки, княже.

К улыбкам славы ты привык. Но и оскал свой смерть покажет.

Она – везде! Ты породнился с ней!

То пляшет под тобой. То скачет в степь ретиво.

Нет средь коней твоих ее резвей!

Она – как светлый день. И с черной длинной гривой…

Она от гибели спасла тебя не раз.

Она свой самый сокровенный  ожидает час.

Князь помрачнел. Уста уж не кривит усмешка.

Вновь Игорю:  «Волхв о коне не ведает, конечно;

Чей был тогда он,  почему стал мой.

Но смотрит в суть!..Сам чувствую: конь не простил Аскольда.

Сейчас я понял:  он мне был всегда чужой –

И впрямь в душе одно возмездье носит только».

На землю спрыгнул:  «К меринам его.»

Конь вдруг заржал! Храпя, на задние копыта встал…

Вновь время утекло…Пройдя с мечом через чужие земли,

Олег вернулся в Киев…  Пенится веселье!

Хмельной князь вопросил:

«А где мой конь?»  В ответ:

«Его давно уж, горемыки, нет.

Ел плохо, скучен был.  На холме раз, тоскуя,

Заржал, на задние копыта встал.

Упал. Теперь – скелет».

«А я живой! Не смог мне оплатить. Хочу я

На том бугре с конем поговорить. Спросить:

Как все-таки хотел он отомстить?» Приехали.

Князь холм шагами молча мерит.

Нашел: могильный холм –  осыпался, белеет череп.

Оскал зубов – ржет иль храпит? С насмешкой князь:

«Ну, что – лежишь, молчишь?  А я стою, собой гордясь;

Победами и славой – далеко их слышно!

Не отомстил, Аскольдов выкормок! Моя бессмертна власть!..»

Из черепа змея ползет… Встает… Глаза – недвижны…

«Аскольд! – вскричал Олег. –  Лицо Аскольда!..» Вдруг

Змея к ноге метнулась –  обвилась вокруг!..

Так смерть его оборвала  той жизни круг.

Князь Игорь от древлян потом умрет20.

Жена его предаст Богов и  примет христианство21.

А вместе с ней приедет с  Малкой22  в Киев чванство.

И эротичный,  образ иудейки на княжича падет.

Не устоит отважный Святослав.  А сын их до конца

За веру матери —  предаст Богов и пращуров отца.

Владимир-князь Русь в христианство обратит24

Но а потом из облака  оконца, Перуна молния его  сразит

Когда в грозу в поход на сына Ярослава с дружиной он пойдет

Меч молнии его…Могилы нет25…Так смерть свою найдет.

********

За веком век летят года… Всем нам  – опять грозит беда.

А Русь – живет! Гой – вэ, живи всегда!

                            *****

Им выпали  и грозы, и угрозы;  грозные бои…

Пришли из распрей, с миром в сердце, к братству на Руси…

До наших дней дошли…Как им, поют нам с верой соловьи.

Победно шла ты, Русь, в веках, не преклонясь, среди врагов, сквозь бури.

Великая    Могучая Державная. Так было встарь! Так есть! Так будет!

Заслуженный деятель культуры  В. Чернышов

 1,589 total views,  2 views today

Метки: , ,

5 комментариев на “ГОЙ – ВЭ, РУСКОЛАНЬ гл.4”

  1. welemudr сказал:

    Плывет Земля в тысячелетьях.
    Взрастая силу в божьих детях.

  2. Vesta сказал:

    Наш дом Русколань и мы должны заботиться о нем

  3. zlata сказал:

    История повторяется. Как тогда все валилили из Сибири в европу в Русколань, так и сейчас все начали из сибири переезжать в Краснодарский край. Осталось только китайцем прийти в нашу Сибирь и разрушить современные города.

  4. starover сказал:

    Поучительные истории собраны в этой поэме.

  5. welemudr сказал:

Оставить комментарий