Велемудр » Blog Archive » Бога Коляды день

Бога Коляды день

Опубликовал: welemudr     Категория: Праздники

Песня 1.

Изошла старая Майка из сарая (чертога, дворца) и в правой руке у неё ясна борница (факел, свеча, лучина), ясенъ огонь, а в левой её руке белая книга, черного письма. Ругнала (руга по древне –арийски это, жертвенное воздаяние) она подругнала да песней ругу спела по белой книге той: «Бре (гей) юнаки, люди добрые, утром перед Бадень (праздничним) вечером. Когда начинает греть ясное солнце наступает Личенъ-день, Колядов-день. Бога Коляды день на земле этой. Златую тоегу (посох) он носит, шествуя по земле от града, до святого града, от села к селу от капища до капища. И когда солнце, шествуя по земле, прогреет поля житные, и докатится до Белой горы, то сядут все подле даров тех у белого кладенца, и начнут все Ирь (Светлый обряд) чинить (совершать). А юнаки ему Курбан (требы) в коле (круге) возносить, да на требу белу птицу ловить, и нашей Майке носить, чтоб готовилась она к бадна вечеру. Да звала в гости старого бабайку (считалось, что души выпущенные Перуном из Пекла гостили в течении двух славянских недель у своих родственников) на трапезу, и посадила его слева от Коляды, (считалось также, что на вечере вместе с присутствующими сидит бог Коляда и умершие Пращуры). Который прошел по земле этой от града, святого града, от села до села, от капища до капища. И садится пусть он на трапезу с прекрасной своей златной тоегой Да разгонит Черных Юд самовил (это нечисть, которая проникла из Пекла, когда Перун освобождал души пращуров). Но если ему юнаки курбан в (коле) круге не вознесут, требных белых птиц ему не наловят да Майке не наносят, чтоб та готовила их к Бадна вечеру, то не сядет он за трапезу, и не привлечется тогда свет его Златной тоеги чтоб разогнать черных Юд самовил. А за пазухой у него еще и златая чаша костевица, а в светлой чаше урина вода, та что из Ирия (небесный рай наших предков) росой в капище текла». Как изошла старая Майка, спела это, да сидит и думает, а Юнаки над ней насмехаются : «Ты нам молодым, лажешъ(обманываешь)! Как же может снизойти Коляда Бог, когда изгреет ясно солнце и прошествует по житной земле от града в град, от села на село, от капища до капища? Птицы ведь пока не порхают, и не летают. Далеко за ними мы землю исходили, кажи ни кажи (говори не говори) но ты тетя нам молодым лажешъ (обманываешь)! Смотри сама, мы бы лучше дудели (играли), а ты направляешь нас в ту сторону, к той светлой горе, чтоб там мы ловили белую требную птицу, но разве не там пасется и летает Белый Змей . Да на светлой горе-той разве не ловит он этих белых требных птиц. Рассердится он да налютится, да достанет он люту стрелу и на нас стрелою устрелит, а мы ещё молодые чтоб загинаться, нам надо ещё обручаться». Старая Майка юнакам говорит: «Ходить надо (все таки) вам, а не вашим матерям. Ехал на коне Лестовица шестокрылом, который порхает в высоту и ширину как птица, куда только докинешъ своим взглядом. Пролетал он по земле от края земли до края земли, от края моря до края моря и так Вам юнашам передал : « Чтоб шли вы к светлой горе той и ловили для требы белую птицу, Коляде Богу да на трапезу, и привлекали его златую тоегу, чтоб разогнать черных Юд самовил. А если ему курбан в круге не сотворят, и белых птиц для требы не наловят и к Майка не отнесут, то не будут готовы к Бадна вечеру, и не сядут за трапезу, и ни привлекут золотую тоегу (Коляды).». Услышали это молодые юнаки. Брали они пушку (лук) на плечо, а стрелы в правую руку да и шли к светлый горе чтоб ловитъ белых птиц для требы. Тогда вылезал к ним Белый Змей и начал он летать, лютиться да сердиться, из колчана лютую стрелу вынимал, и в тех юнцов стрелой стрелял. Еще стрела не взлетела, когда Юда самовила ему речь пропела: « Эй ты, братку, Белый Змей крылатый, что ты, братку, лютишъ и стрелы достаешь да стреляешъ в молодых юнцов? Не по своей воле они пришли, а послала их старая Майка с утра в личенъ-день Коляды -день, чтоб ловили они белых птиц для требы и готовились к Бадна вечеру; чтоб получилась знатная трапеза, и чтоб все сидели на той трапезе, да восхваляли Коляду Бога на том вечере. Чтоб привлечь его златую тоегу, которая прогонит черных Юд самовил, которые капища заполонили. Так надумала старая майка и проговорила, и юношей этих упросила. В святую гору они ведь не хотели идти, боясь что стрелять будешь в них ты. Но Майка их попросила. Поэтому ты братку уходи, влезай назад в пещеру свою, и пусть эти юнощи ловят белых птиц для требы и вертаются назад к вечеру к Майке их пославшей. А если не дашь это сделать молодым, налютится сам Коляда Бог да рассердится, и не сядет на трапезу да на вечерю, не привлечется его златная тоега и не разгонит он Черных Юд самовил.». Белый Змей Юде отвечает: «Сестра Юда самовила (Юда значит – бессмертная, а вила- управляет силами природы), уйду я в пещеру ту и оставлю сих белых птиц что летают высоко на высокую святую гору и скрываются в камнях, юнощи ведь их не поймают, три дня они уже сидели, а требных птиц так и не наловили—только Бога налютили да рассердили тем что законы света не соблюдали. Я твою мольбу слышу и помогу юнощам тем. Пусть в полу-день, когда порхают белые птицы идут они к пещере той, что в светлой ливаде и я небесной тоегой своей заставлю их (птиц) сесть И не смогут они высоко взлететь, и не надо в них будет стрелять лютой стрелой убивать , а нужно брать их руками и живими нести к старай Маме ( в этот праздник диких птиц из клеток отпускали на волю) да в коло (круг) воздавать. Готовит она Бадна вечер для Коляды Бога трапезу, привлекая его златнаю тоегу, чтоб черных Юд самовил прогнать, чтоб стали они убегать со светлой горы той». Славила Юда (брата) прославляла и юнощам думу напевала: «О, мои младые юнощи, пока постойте подождите еще немного всего до полу-дня, когда затрепещет ясное солнце, и влезет Белый Змей крылатый в пещеру где порхают белые птицы пасясь на ливаде. Нельзя их стрелять лютой стрелой, а можно только руками хватать, да Майке живыми давать(славяне в жертву отпускали птиц в небо живыми) чтоб требу в круге совершать , да вечер готовить и златную трапезу слагать, когда дойдет Коляда Бог на вечéрю Бадна вéчера и прогонит Черных Юд самовил». Так им думу Юда самовила говорила и юнощи ей внимали и подле даров воседали, и ждали до полу-дня; когда затрепетало ясное солнце, и влез Белый Змей в пещеру. Дастает он златую свирель и под звуки свирели, те птицы запорхали и из пещеры вылетали, и паслись в светлый ливаде да в саду том. Вылез Белый Змей крылатый и тоегой своей небесной белых птиц умарил на землю их посадил. Теперь они не пасутся, не летают и младые юнощи девять птиц хватают и несут их Майке живыми преживыми, так как нельзя их стрелять да лютой стрелой убивать. Пусть Майка требу в коле (круге) сотворяет да белых птиц в небеса отпускает и готовится к Бодна вечеру да трапезу слагает. И за трапезу не садятся до того как не запалят ясную борну (факел, свечку) ясенъ огонь. И с ним идут все по граду гуляя. Коляду Бога прославляя.
Один день перед Коляды-днем все вместе ходили в гору, заготавливали по одной или две птицы, и несли домой, вечером собирались девятъ девушек, им давали по одной запаленой борне (свече), этот огонь нарицали «Блесав огонь» и так ходили они по селу с борнами теми и пели следующую песню.
Песня 2.
Мама, старая мама, выйди на порог утром в личенъ-день Коляды -денъ….Старая Барита огонь сотворяла, ясенъ огонь, чистейший зажигала, и к Бодна вечеру готовила, златную трапезу и за неё пока не садились, а ожидали все Коляду Бога, запалив ясну борну ясенъ огонь, и ту борну никто не брал, пока волхв зарок не сказал (пока прославленье -замолвленье не сказано) и только тогда огонь разжигали . Сей огонь ясный сотворили, да запалили, и готовить стали бадна вечер, на том огне не угосимом и садились все у огнища, да садился и старый дед, он постигал значения по златому пламеню, (гадали о будущем) не угосимому, садился там и Коляда Бог с нами на трапезу, да на вечерю в Бадна вечер, но если огонь погаснет, то налютится Коляда бог да рассердится, и не привлечет златную тоегу, и в капище и в домах будут у нас черные Юды самовилы , они светлый Ирий не чтут, и поля от этого в запустение придут, и на нивах пшеница у нас не родится, и хлеба в доме тогда не случится, и малые дети заплачут и завикают(рыдают) они хлеба ведь не доедают, чистым хлебом не питаются. Чуешь ли ты это мама, али не чуешь? Если ты это чуешь то позлати ясну борну да запали ясенъ огонь и приготовь бадна вечер ведь он уже настает. Трепещет ясно солнце и заходит, и как в веке мрачном, теменъ с мраком на нас находит, и мать тогда говорит: « Разве я вас, юнаки не направляла к светлый горе да к пещере не посылала? Чтоб вы ловили белых требных птиц, а вы юнаки птиц не донесли , чтоб приготовить к жертвенному кругу мы их смогли и борны ведь не запалили, да огонь не сотворили. Как же дойдет к нам Бог Коляда , и сядет на трапезу ту у огня если не приготовили Белых вы птиц да к Бадна вечеру тех голубиц? Налютился он рассердился в этот вечер уставной. И златну чашу он берет костевицу и плескает в капище урину водицу. В святом том капище черные Юды самовилы, они то капище ведь захватили.
Всякая мать (домохозяйка) брала борну, да запаливала огонь от одной из тех борн, которые носили девятъ девушек, а они в это время пели горную песню: девушки –те также вестовали (пророчествовали) хозяевам, потом им отдавали борну –ту и они пели следующую песню.
песня 3.
«Мама, старая мама, уста твои позлаченные, коса твоя посеребренная, куда ты нас направляешь, и что ты мама нам желаешь? Ясну борну ты запалила да в светлый град нас поворотила, и ходим мы, мама, низ града, вокруг святого сада, поем и думаем об одном, ведь с утра в личенъ-день да Коляды –день и сей Бог на землю слетал, и ясно солнце трепетал да до самого захода его возжигал, и шел сей Бог, шествовал от града святого града, и от села до села, от капища до капища; и мы огонь сотворили огнище ему запали, чтоб к вечеру ясну вечерю сложить и белых требных птиц наловить, чтоб садился Бог на трапезу нашу и с нами вéчерю откушал бы кашей. И песни ему мы поем, так славу Богам воздаем». А девицы дело свое совершили, ясны борны они позлатили да Майке их подносили, и Майка их запалила, да ясенъ огонь сотворила, но еще кутю не турила, златую кутю позлаченную, медами подслащенную. Ведь трапезничать до вечерней зари нам нельзя. Поэтому вечера ждет все она, когда уж дойдет к нам Бог Коляда, и сядет вечерять за трапезу нашу пробовать святую кутю да кашу.
Каждый приходящий клал на огнище один большой пень или колоду, чтобы хватило гореть до утра, и разводил огонь, когда раскладывали огонь, пели следующую песню.
Песня 4.
Мама ! Старая мама, смотри и слушай , чтоб эта борна не погасла, когда огонь ты сотворяещь, да зажигаешь то надо младую непорочную деву призвать и на гору Белую её послать. Там сидит подле даров Бог Коляда и чтобы дева златенъ кутец (сосуд для кути) тот брала и в дар его сама , несла, и когда то дело она уже сотворяла то солнце вдруг затрепетало, да и зашло. Что это за чудо? Что ей править, как ей быть? Это ведь Бог налютилъ и Белого Змея крылатого напустил и так ей думу змей говорил: «Милая девочка что ты сидишь, да на чудо все глядишь? Ведь тебя Майка направила в гору идти да дары Коляде отнести Златенъ кутец ты ему подари, да огнище скорее тури, сотвори тот ясенъ огонь и тогда Коляда Бог сойдет и к вам придет да сядет он у огнища за трапезу». «Ой ты, лютый Змей! Думай что говоришь! Очи слепые ты Змей то протри и этого мне не говори. Майка в горы меня направила к Белой горе идти заставила, где сам Бог с небес снизошел и златенъ кютец ему я несу но душа моя притомилась когда чудо это случилось . И если я кутец не отнесу то Майка рассердится да налются, будет люто клясть меня и проклинать» И Белый Змей разжалобился , златенъ кютец сам забирал , и в святое капище его доставлял и огнище он сложил да вокруг порхал да пробегал , а Бога так и не увидал. и тогда он громко вскричал: «Сотвори дева огонь разожги, да на светлой горе запали» . А Коляда Бог сидевший подле даров, так ей сказал: «Ходи дева, да на вечерю, ведь ясно солнце трепетало да и зашло, поэтому сотвори ясенъ огонь да готовь Бадна вечер, и я на землю святую сойду и от села к селу пойду и к святому граду прийду». Услышала это Майка зачула и огонь сотворила, ясный огонь прекрасный да вечерю сготовила, в Бадна вечер этот.
И ещё трапезу не ставили. Пока не завечереет и девушки пели селедующую песню.
Песня 5.
Старая Майка думу говорит: «Вари моя милая вари, чему я тебя учила, примени да наряди, и трапезу нам сложи чтоб к нам Бога зазывать. А если трапезу не сложить, то бог не будет нас любить да миловать. Он тогда разлютиться да рассердится, и не снизойдет в святое капище, и не сядет с нами на трапезу, ни поест и ни попьет, и черных Юд самовил в Пекло не отошлет.». И вот дева наряжалась да за дела принималась , и златную трапезу сложила да на огнище её положила чтоб к Бадна вечеру готовила Майка вечерю. Потом садились все к столу, садился и бабайка (души умерших предков) у огнища, и сей огонь сотворяли и всю ночь не спали, Бога Коляду поджидали, сидя на трапезе, пока придет младая дева с горы .
Когда садились старцы за трапезу и приглащали всех гостей девушки пели следующую песню.
Песня 6.
Вернулась дева от горы от Бога, и так прославление говорила: «Тате милый тату (отец)! Садись, тате да на трапезу, да на вéчерю. Вот что Бог мне поручил свою думу мне проговорил: « Ходи моя милая дева в светлый град, да в светлый чертог, и царю, своему отцу скажи, чтоб Майка трапезу сложила к Бадна вечеру, и чтоб вовремя все сели за нее ты сходи с горы, и иди в стольный град да в светлый чертог, и тоже садись на трапезу. И требы все приносите, белых птиц дарите, которых наловил твой брат Драчила воевода, а Майка, готовила их к Бодна вечеру.» И передал Коляда тебе златную тоегу костевицу.» Царь на эту тоегу смотрит , а её три змии увивают всю её оплетают, пламенем укрывают и изо рта руйно вино изливают трехгодичное. Попадали от этого черные Юды Самовилы что на воротах были и назад повернули к горе полетели . А если бы мы требы не заклали, Белых птиц богу не отдали(отпустили), то он бы не дал златную тоегу костевицу, и ни сел бы на трапезу. И три змии не увивались не оплетались, и пламень не испускали да черных Юд самовил, не прогоняли, то во дворце царь бы не встал, а так же больным и дальше лежал . А болен он уже три годины . И вот царь на трапезе восседает с первой своей любовью, и с детьми, богов прославляет. А петух ещё поет и вечер поэтому не настает и Коляда бог не идет . Малы дети уже задремали и заспали. И любимая мужу думу говорит: «Царь! Моя ты первая любовь ! Дастаточно уже ждать, петух сейчас поет и Коляда бог к нам не идет; это из-за тебя он налютил. Ведь столько времени прошло, но он так и не пришел, и к нам во дорец не сошел. Я то мольбы молю чтоб вечерело уже, но вечер то не настает. Малы дети заспали, трошки уже задремали, и ты царь тоже дремаешъ. То видать Коляда налютил, что Бодна вечер не наступил.»
Между тем как пели девушки горные песни, заходили старые деды и садились за трапезу, брали саблю обозначающую тоегу (посох) и этой саблей ударяли три раза по питанию трапезы, и после вечеряли; а девушки запевали следующую песню:
Песня 7.
«Тата, милый тата, Бог как от горы снисходил, садился у нас, и нигде не ходил. Златную тоегу костевицу он тебе подавал, и ты ей на трапезе тряс и пламя метал, а черные Юды как бога увидали то с нашего дворца скорей убегали, но ты тата, Светлого Бога ведь разозлил тоегу из рук своих не отпустил, её ему ты не отдал , и народ наш в коло не собрал. Отдавай ему, тата её! Отдавай! Да людей в круг быстре собирай. У милого брата требных птиц ты проси, а после в жертву их отпусти. К вечере той трапезу Майка накрыла, чтоб от богов нам счасть прибыло.» И вот, клетки с птицами царь наш берет, и в жертвенном круге богу птиц отдает. Ведь их любимая готовила ему к тому святому Баден вечеру. (перед тем как отпустить, птиц их готовили и над ними читались определенные молвления) . Трясет царь тоегой на трапезе той, ведь три змии её увивают, и оплетают, а пламенъ с языков они укротили и уже не изрыгают, а изрыгают руйно вино трехгодишное. И только это увидели Черные Юды то попадали сразу с ворот им ведь дали там отворот поворот, и к горе они убегали чтоб их во век мы не видали.
Другая песня поющаяся за трапезой .
Песня 8.
«Батюшка , царь мой! Коляда Бог налютился да рассердился, да так что огонъ погас, прогорел и златень кутецъ. И ясного огня совсем уж не стало. Когда нужное время настало. Ты иди тата, пока еще не вечерело и еще срок не настал Подимай вверх тата, правую руку (знамение Славы), да Коляде Богу мольбу моли и к вечере той, в круге белых жертвенных птиц, ему принеси , что Майка готовила» Подимается царь от трапезы, и пока еще Бог не встал Поднимает правую руку, и мольбу ему молит И думу говорит: «Боже, Коляда ! Садись Боже, да на трапезу с нами вéчер вечéрять что любимая моя готовила белых птиц , позлатёных.» И тогда Бог восседал, и ему на думу отвечал: «Царь , младой ты царь, что ты мольбу молишь. С утра в личенъ-день Колядов-день. Малы дети колядуют Коледные песни поют, что б я сам на землю слетал, да в горах святых воссседал подле даров. И принимал хвальбы с утра рано в сарае (чертоге). И я те мольбы и дарения принимаю, и в дар беру три рубля . Первый рубыль —Вышень Богу, Второй рубыль Коледе Богу , Третий рубыль Бел Богу— И ты , царь , подарок подарил. А еслиб не твои, царь призывания , то не сидел бы я на трапезе, да в Бадень вечер.» и речь Бог ещё не отрек , как порхнул на небеса. Да ясной зорей , ясной звездой , в личенъ-день Коледовъ-день.
Утром когда наступал Коледов-день ходили три девушки по селу-и пели следующую песню.
Песня 9
«Царь, о царь наш государь, выйди царь из дворца да увидъ как в святом чертоге загорелась зоря да ясная звезда, в личенъ-день Коледов день. То Коляда Бог в небеса вспорхнул. Мы Богов молили, да Снегина бога, чтобы он слугу своего не пускал сходить да с той светлой горы, и не давал ему белого каната, да белого снега, до самого рассвета. Когда изгреет ясная заря, ясная звезда, предшественница ясного солнца, да в личенъ-день Коледов-денъ. Малые дети колядуют, песни поют, и заходят в светлый сарай (дворец), и царь им дары дарует, три рубля заветных; чтоб веяли белые снега и все запорошили, и чтоб малые дети , Колядные песни никому не пели, и из дворца не уходили. Но те дары дети не брали , так как наоборот колядовали, чтоб белые снега им не веяли да не порошили. Чтоб они играли, и песни пели, да Бога хвалили. А если завьют белые снега да всю гору запорошат , нельзя будет играть, и песни петь, и Бога хвалить « Выйди царь, да посмотри на ясную зарю, ясную звезду, ты на небо уже не смотрел ни много ни мало, а три месяца» Так пела младая дева эту песню царю, всё спивала и прославленья посылала. Чтоб глубоким сном он не спал но царь ее не слыхал! Тогда Юда рассердилась разлютилась, и слетела на землю ту, во дворец, и худыми словами того царя побуждала : «Ой ты, царь, почему не встаешь, и на крышу не идешь там увидишь ты ясную зарю, ведь ты её не видел ни мало ни много, а три месяца.» И тогда царь хоть и втал, но на чердак его никто не поднял.
Перед восходом зари шли девушки в капища и пели следующую песню
Песня 10.
Собирались ясны звезды да в святом сарае (чертоге), и собирал их Вышень Бог, и думу говорил: «Ой мои ясные звезды зоряницы! С утра в личенъ-день Колядов-день Коляда Бог на земле на светлый горе, три дня подле даров сидел на белом кладенце и вниз глядел. Вы идите к нему, звезды , да в светлый сарай(чертог) и одежды ему перемёните да красиво его нарядите, златные дрехи ему метните, златенъ чимбиръ турите. Да изгреет его ясная заря ясная звезда, в Личенъ день Коледовъ-день, и возденет он правую руку к небесам, и меня похвалит , что я о звездах радел, и не учует Снегин Бог, кто греет с небес и лето приближает. Пусть на Коляду он не злится не тужится». Учуяли это ясны звезды, и полетели из святого чертога туда где сидит Коляда Бог и чудеса творит , и законы Прави торит. Переменили его одежды ясные звезды, да нарядили, златные ему дрехи метали, турили ему златенъ чимбиръ чтоб сидел он подле даров тех у белого кладенца. Да смотрел на ясные зори, ясные звезды. Чтоб вознес он правую руку к небесам тем, благодаря Вышня Бога. Перéменил одежду и царь, как и Коляда он переменился, да в новые наряды нарядился И сидит на чердаке, да смотрит на ясные зори, и ясные звезды, как за ними уже и солнце встало в Личенъ-день Колядов-день. Выходили малы дети да Колядные песни пели, во дворец они входили, Богам славы возносили, им там царь дары дарил три рубля подносил . Первый рубль Вышню Богу , Второй рубль Коляде Богу, Третий рубль Бел Богу.
На Коледовъ-день дети колядовали по домам, а девушки ходили вместе с ними и пели следующую песню:
Песня11.
Потрудилась Злата Майка, Ой Коляда наш Коляда! Потрудилась потужилась, ой Коляда наш Коляда, да и млада Бога родила. Три дня Майка тужилась пока Богом не разродилась! Когда сходила она с горы на поле, то тогда же в Харапском граде (Харапская область в древней Индии), во дворцовой той палате царь заклял, если родится малое дитя да младой Бог Коляда, чтоб тут же его жизнь погубить и младое дите убить. Слышала это и Злата Майка, когда шла на землю Бога рожать. К ней светлый Ангел (Лега) слетал, и её за руку брал и в пещере каменной укрывал. Там и родила Злата Майка младого Бога Коляду, чудного дитя заветного, лик его ясно солнце, в руке у него златная книга, на книге ясные звезды. Злата Майка затужила, да запричитала и Боги её плач услыхали, и отправили к ней опять светлого Ангела поспрашивать её да попытать, от чего Майка плачет и причитает. «Ой ты светлый Ангел, Вышня Бога посланник, пришел ты на эту землю, где родился млада Бог Коляда, который сошел сюда, потому то и темно сейчас молодым юнакам и молодым девчатам. Им Боги гнев сотворили так как они родившегося Коляду не почтили у которого лик как ясно солнце, в руках у него златная книга священная— Потому я викаю и плачу ведь младого Бога я ещё сама не повила, и студеной воды не пила, чистого хлеба не ела, сама самичка (сам на сам) в в пещере этой .» Как подумала об этом Злата Майка, явились тут же трицать царей, тридцать королей и входили в пещеру да подарки Майке даровали, так как она родила, Млада Бога Коляду. Садились тридцать царей в пещере-той, и еще ничего не видели ничего не слышали — Когда слетел светлый Ангел, в пещеру ясным солнцем! И творил он чудеса святые своей златной тоегой. Ударил по камню, и камень позолотился, и истекла от него студна вода, и её Злата Майка пила. Воду пил и младой Бог, и книга пила, и тридцать царей Ведам учила она. Вере древней своей. Чтоб в млада Бога все уверовали, который снизошел с небес да на землю, эту чтоб молодых юношей и девушек, просветить, чтоб не смели они Богов гневить. Усвоили тридцать царей — королей сантии те (священные писания), а потом на требу злато и серебро с холстами доставали да белые свечи в той пещере зажигали и Младу Богу подарки давали. Из пещеры потом выходили и в Харапский тот град заходили. Прослышал о них Черный царь Харапинский и начал пытать их да спрашивать: «Где вы ходили тридцать царей да тридцать королей? Как дошли до моего града? Ко мне ведь ещё никто не доходил, и в мой дворец не заходил! Стежки дорожки ко мне залуденели травой позарастали» . А те ему думу и говорят: «Царь! Харапский ты государь, мы пришли от края земли от моря далекого шли. Три годины звезда нам горела, не потухала, и мы тридцать царей тридцать королей , тридцать звездочетов и чародеев, тому чуду дивились что звезда горела. И в Ясных своих книгах мы увидели, что родился млада Бог Коляда! Так мы и шли от края земли сюда, да в этот град, Богам хвалу вознося. В пещере-той Богу славу пропели , поклон сотворили да дары ему подарили— требного злата, да белого сребра с холстами. И белые свечи там запалили, чтоб Богу они все осветили. А затем сюда поспешили, чтоб ты гостей накормил да вином напоил.» Рассердился Черный царь, да налютился и направляет он старую билетицу (демоншу) чтоб низ града она ходила, гуляла да всех малых детей секла и загубляла. Так Светлого Бога намерен он был погубить, отсечь русу главу ему и малое дитя убить. И пошла в град старая билетица гулять, да малых деток сечь и загублять, и так побила ни много не мало три тысячи малых деток. Но Коляда Бог воспорхнул высоко в небеса и не осуществилось злое намеренье царя. А за младым Богом и души малых деток посеченных и загубленных вспорхнули также на небеса, чтоб при Богах им быть и службой послужить. Но Боги их просят, чтоб слетели они назад к святому граду и с сего времени пошли колядоватъ, коледны песни распевать: «Гой все! Да дары дарите, младому Богу Коляде! Подавайте ему златную книгу свяшенную, чтобы все в него уверовали, и поклоны ему поклали! Выходи, царь во двор, да дары дари в три алтына: Первый алтын Вышеню Богу, Второй алтын Коледе Богу, Третий алтын Бел Богу. А как дары он подарит, тогда во дворце и Коляда Бог сядет, на трапезу вечером вечерять. Подавай потом ты златную книгу и пой ясну песню чтоб все в Бога уверовали, чтоб он гнев не чинил, да с этого времени не лютил.» И те песни все пели не уставали, и в нашем селе, и в святом граде колядовали. Ой Коляда наш Коляда!

Метки: ,

Комментирование закрыто.