Велемудр » Blog Archive » ГОЙ – ВЭ, РУСКОЛАНЬ! ГЛАВА ТРЕТЬЯ. Часть 1

ГОЙ – ВЭ, РУСКОЛАНЬ! ГЛАВА ТРЕТЬЯ. Часть 1

Опубликовал: welemudr     Категория: История-культура-политика

ЗЕМЛЯ ВЕНЕЯ

– 1 –

От неба эта благодать –

Свое Отечество создать!

*****

Мерцают в хлябях мирозданья звезды оконца.

Плывет Мидгард-Земля вокруг Ярилы-солнца.

Сиротский Месяц – около нее. Давно в пучине – Леля.

И Фата – в бездне темной. Иное уже мчится  время!

Перевернулось все! Пал в глуби океана камень-материк огромный1.

И эхо далеко отозвалось! Земля – качнулась. Наклонилась ось.

И до Земных вершин уж не достать Яриле.

И земли в их округе о тепле забыли.

И над Даарией, ушедшей в воду, стынь и лед.

И Южный край – в снегах и стуже:

И  океану. Зябко – круглый год.

И трудно стало уберечься от простудной хвори.

Давно мир знает: север – край морозов, ураган!

И Северный в веках стал – Ледовитый океан.

*****

Теперь – иная жизнь. Судьба племен – иная.

И неуютно, и нерадостно им стало в Южном крае –

Теперь уж в северном. Устали замерзать…

А слухи все манящее: как хорошо в Венее!

Там роду Ория и антам – благодать!

Не знают горя! Все, что надобно, имеют!

Баранов и коров – стада!

Досыта молока –

Буренку потолкать лишь под бока.

Там земли тучные!

Там без границ просторы!

Там есть поля, леса, озера,

реки, горы! Есть что пахать, где скот пасти.

Большие города и села есть где строить!

С соседями с прибытком торг вести.

От холодов груз хворей не нести.

Аримы узкоглазые не будут беспокоить…

Все новояры к соплеменникам ушли.

Все анты в путь лошадок запрягли.

Всем в добрый путь пора!

К земле, где с новым счастьем – встречи!..

Молва разносится, гудит над Семиречьем:

Нет разворота – лес кругом, обрыдли холода,

А там душа в тепле на воле отдыхает!..

Венея многим стала как мечта,

В свой дом как добрая хозяйка приглашает,

И обещает без печали жизнь…

Родимичи и саки собрались.

У моря сели; племя Ория – соседи.

Пока других доступнее славянам земли эти…

И киммерийцев звали дальние края;

Дошли до Ра2, пожили, Кимры град3 воздвигли.

И снова – в путь. Легла к ногам Дунайская земля.

Сидели долго там, в добре-довольстве жили.

Но слишком недруги теснили –

тогда на  Крым они пошли;

Там Киммерик-град4 . у моря возвели

И вновь другие дали их позвали.

Березиною, сев там, реку назвали борусы…

Столетья минут – и станут называться белорусы…

Наступят сроки – кривичи, хусты

Стада пригонят на просторы Приазовья.

Отары там начнут свои пасти Хоропы.

Лужичи с той породнятся новью.

К большой реке придут дулебы – и Бугом нарекут.

Потом суконичи дорогу к ней найдут.

*****

По наущению Богов лучистой, светлой ранью

Придут и сядут над Днепром, веселые поляне,

а рядом с ними, возле Рось реки, встанут россияне

Путь к Киевской Руси Еще далек,

еще неведом шаг державный.

Не всем полянам земли станут там – свои;

С другими племенами дальше путь продолжат славный.

Висляне реку встретят – Вислой назовут.

И ляхи там родную землю обретут.

Все вместе родину поляков создадут…

Потом с мечом к полянам над Днепром придут.

Отправятся в поход летавы, эсты и латгалы5.

Поселятся у моря…

Века прошедшие, все будут громыхать грозой.

Народы прибалтийские из рабских уз воспрянут…

Как изменился склад души! Теперь – иной!

Не раз мечом Ивана, злобствуя, достанут…

Поморские6, Полабские7, Этрурии8 славяне встанут,

Достойно над историей взойдут…

В когтях у страшных хищников умрут.

*****

… Придет, в страданьях, испытаньях, ночь Сварога9.

Во тьме, как брошенные – люди! Горя много!..

Лисы наступит, под крылом Морены, мутная эпоха10.

Бездушья, злобы! Мир – фальшив и лжив!

И свати, в черный цвет покрасит немец плохо,

мильоны жизней погубив,

Чтоб  доказать земли народам Чернобог все жив !

«Корсар террор» – кругом раздор!

Потоки крови! Стоны! И над Землею –

мрак слепой вражды!

И людям непривычно без беды!

*****

С судьбой достойною роды искали встречи.

Ушли к Днепру чернеги, быховщина, кивереччи.

К Дунаю богаины и булгары –

Которых знаем мы как пламенных болгаров.

Земли простор дан тем, кто смел душой!

Достойны ведь они Планиды той

Пришли на Крымский полуостров ставры;

и Тавриды Он имя обретет, торговец и корсар,

Вторженьям орд, племен, родов открытый.

Раздоры, распри, рознь и брань…

И княжество славян грядет – Тмутаракань.

*****

Великих рек довольно вольной Русколани.

Но лишь одна сердца особым чувством ранит.

Раздольная, широкая! В ней – русский дух!

Светла, прозрачна – не из Ирия ль струится?

Голубизна прозрачных вод,

Земли твердь мощная вокруг!

Она между небесным и земным – граница!

Она, как Солнце-Бог, могуча и добра…

И потому славяне дали имя – Ра11 река.

Князь Вятка, досыта вкусив набегов-схваток,

Добрался с вятичами к Ра –

приток к ней станет Вяткой…

Привел к Ра русов Сурий-князь;

был мудр и стар. Надежа – сын Самар с отцом;

и нарекли Самарой

Приток и град на нем…

Самара сын Самар

Уйдет к Днепру;

река Самара Божьим даром

Несет там, не скупясь, отраду в наши дни…

Что возвели сегодня мы – все начали они.

*****

Троянцы, с верою священною в Триглава,

В далекой Азии талан свой обретут и славу.

Воздвигнут – чтоб легендой стал в веках! –

Могучий и великолепный город Трою…

Прекрасная Елена – сказка!

А в глазах Завистливых ахейцев –

пламя алчное и злое…

Исчезнут Троя и Триглав; в сердцах потомков – грусть…

Она была – Троянская, с душой славянской, Русь!

*****

Плечом к плечу, как братья, нерушимы связи,

Из Беловодья много дней шли три отважных князя…

Остановились на распутье. Стол Соорудили.

Сели. Кубок – в твердой длани:

«За то, чтоб путь к желанной нам земле привел –

Той, что грядущим поколеньям отчей станет,

Раздольем и богатством – велика!

Чтоб Русколань стояла там века!»

Содвинули три кубка, разом осушили.

И крепко обнялись. И на коней вскочили.

Не оглянувшись – в три различных стороны…

За князем Русом тиверцы ушли к Дунаю;

Гуцулы вслед – к Карпатам.

Не страшны Им все опасности!

Пусть враг подстерегает – Не повернут!

Ждут земли неизведанные их…

Князь Скиф вел в степь сородичей своих.

*****

До наших дней дошли о них былины, мифы –

Расселятся от Дона до Дуная скифы12.

Народы многие под их пригнутся власть.

Не раз с земель славянских недругов изгонят.

Как буря – скифский воин, гнев и страсть!

А меч его короткий – акинак – колосса склонит.

Не раз с завоевателей сбивали гордых спесь…

Предания о них – души славянской песнь!

*****

Род кривичей и племя чудь на север хладный

Вел князь Словен дорогой невозвратной.

Все дале, дале… Кончится вода;

Волхвы увидят тайным оком реку,

путь там покажут.

Поток-поитель Волхов назовут. Сюда,

Как в дом родной, пришедшие стекутся,

«Здравствуй! – скажут, –

Останови, река, на миг свой бег!

Всмотрись в нас. Мы пришли

к тебе – навек!..» Сияет!

Радости открытий не измерить,

Наполнивших ей душу,

князя друг – сестре Ильмере…

Остановились с ним над озером большим –

Залюбовалась тихой, светлой красотою:

«Я б никогда не расставалась с ним!»

«И не расстанься, – ей Словен, –

а стань его судьбою.

Подарим же – на радость самому! –

Мы имя Ильмень-озеро ему».

И стали жить там племена.

Душой к земле припали.

И Волхов-город над рекой той основали.

И главный после возвели – Словенск…

Эпохи будут уплывать,

все в граде том – меняться.

И мощно плечи – не один минует век –

Расправит он!

К нему начнут пути и люд стекаться.

Раздавшись вширь, до неба вознесен –

Великим станет Новгородом он…

Русь Новгородская – могучий пласт времен.

*****

За веком – век…

С Десной сроднятся северяне…

Придут сарматы,

скифов потеснят и больно ранят…

Уйдут в край дальний пржемы, бодричи и хорутяне;

Трембины, хорвы, белопавличи, хлебане13

Отечества в Европе создадут свои славяне!..

Сейчас переродились все!

Над каждым чуждый  Бог:

Аллах,

Христос иль Будда…

Так ядом власти разум отравляется…

И зверь  вражды между народами  рождается,

Клыками щелкает и  Чернобогу служит…

В крови желчь злобы закипает!

И кровных братьев  разделяет!..

Но сердце озарит лучом былого вдруг…

Живет он в тайниках души, славянский дух!

––––– 2 –––––

Им Боги в сердце солнце влили.

Они Египет озарили.

*****

Из Вечности текут святые воды Нила.

Жизнь племена давно вокруг них расселила;

Веками ищут корм на берегах.

Привыкли за себя с судьбой суровой биться;

С соседями… С участием в сердцах,

Пришли сюда – по Высшей воле! – киммерийцы.

В Та-Кеми14 первозданный, темный мир нашли.

Свет знанья и уменья людям принесли.

Наставники и лекари, и делом метят.

С доверьем потянулись к ним Природы дети…

И вот уж нравится им петь и танцевать.

И сеять, и полоть, и поливать.

Выгуливать стада на сытных, сочных травах.

Жилища строить, храмы воздвигать.

Ладьи и барки мастерить, по рекам плавать.

В согласье жить, гася раздоров страсть –

Чтобы одна страна, одна над всеми власть.

Людей учили к Небу устремлять с надеждою души.

Лишь на него взирать!

Его лишь голос слушать!

Подарят многобожье;

Бога солнца Ра15:

Он сумрак озарит глухих тысячелетий –

Великий Бог-Творец…

Но придет  пора,

Когда  другой наполнят Верой Нил:

превыше всех на свете,

Ата и бата, шейх, султан и шах,

Земной Отец, Небесный Царь – Аллах!..

Для благости сердца открыты племенам Та-Кеми.

Пришедшим Белым Девяти Богам с почтеньем внемлют

(Жрецами киммерийцы их зовут).

Под их крылом мир и защиту обретут.

С соседними народами достойно рядом встанут…

Но грозовые тучи наплывут,

Разбоя молнии сверкнут,

нашествий громы грянут…

«Домой!» – князь киммерийцев протрубит…

В Венее предстоит им много трудных битв.

––––– 3 –––––

Рассветы Вечности встают.

Века плывут, плывут, плывут…

*****

Почти не слышно стука топоров над Южным краем –

Сибирью стали называть. Лес больше не сплавляют.

Зимой не студят – некого им стало! – холода.

Остались жить здесь  только «рыбоеды» – арийцы так прозвали –

эти  племена…

Мертвы селенья, смолкли города.

Не устрашат – им некого! – набегов беды…

Но грозный час придет: джангуров16 дикий нард

В прыжке задушит обезлюдевший Асгард.

*****

За веком – век… Шел человек… Эпохи уплывали…

За годом – год… За родом – род… В неведомые дали.

Свирепы версты, точно вепри.

По степям, Полям, лугам…

Через потоки речек быстрых…

Через лесные гущи-дебри…

По горам…

Пришли и сели отдохнуть вблизи Фасисте…

И снова в путь…

Надолго сели возле Танаиса.

Навечно!

Скоро поднялась скуфь Тана17 там.

Воронежец18, Голунь19 припали к берегам.

И крепость Руса20 прилегла к морским волнам.

Уруб21 над Бугом встал.

И Белгород у вод Днестра поднялся –

Князь Святогор, чтоб он мощней был, постарался…

Все жившие вокруг славян признали власть…

В Тавриде22 встали Сурож23, Кончев24, Новгород25 и Саки.

За Непрою26, в Волыни27, Вуслов-князь

Построил Родну28

На славян косилась хмуро

Орда хазар29.

Точили обры30 зло…

Жестоких время темное пришло.

*****

А племена стояли, средь суровых бед мужая.

И шли к земле другой, сомненья и преграды побеждая…

Седой князь Сканд,

мудр, уважаем, почитаем,

Вел племена в неведомую даль.

Вперед, вперед!

Плечом к плечу – суоми, сведы и саами.

Пыль, дождь ли, ветер – не печаль.

Шли, землю по душе нашли –

меж четырьмя морями31.

Осели…

И в Скандинавии потомки их

Живут…

Другой теперь народ.

Иной менталитет.

А время все текло.

С Асгардом попрощался

Верховный жрец могучий Один;

в путь собрался.

Он полон грустных дум, душа о прошлом страждет.

Но жадно ширь ощупывает взор,

Ее – просторной, неоглядной – сердце жаждет!

Днестр…

Танаис…

к Днепру придет…

Но счастье не найдет…

Мир в Скандинавии и вечность духа обретет.

*****

Дорогу Орий к морю протоптал.

Не зная горя,

Живут там новояры и родимичи.

И стало Русским море

Народами, осевшими окрест, так названо оно

И далее

– по всей Венее! –

ему  не Черным — Русским32 называться суждено.

А рядом море Готское33

Безлюдных мест Пришельцам хватит –

есть где разгуляться.

Пришли в край саки, ярусланы –

силе нет числа!

Царица их Исхара привела.

Вел к соплеменникам по терниям, меж рифов

Князь Богумир тогда не поспешивших

к новым далям скифов;

Соединяться – мощь двойную обретут.

Пол-Азии мечом воинственным пригнут…

Боятся их, в прямой бой не идут хазары.

Другим жить не дают, уводят скот и люд;

Налеты, грабежи, погромы и пожары.

Когда придут и нападут, не устеречь.

От них спаситель – беспощадный меч.

––––– 4 –––––

Одним от Бога – ясный свет.

Другим от Вия – темень бед.

*****

Почто земля гудит, и лес дрожит,

и травы гнутся? Почто по небу тучи-хмары полчищем несутся?

Над степью пыль клубится – темнота!

Сайгаки, волки, зайцы рядом без боязни скачут.

Летят возы, и блеют овцы в них, и дети плачут!

А сзади – вои на конях. Рука тверда.

Щиты сжимают, пики.

Меч в ножны не кладут.

Добрита, антов князя, то воины  идут.

Хазары нападают поддаться им нельзя.

Весь край заполонила хазарская орда (братва)!

Разбойников  бессчетно много!

Над степью  слышен  гром!

И страх там, и тревога!

И речкой  льется кровь!

И воронье слетается, добычу теребя

И в жестокой схватке вновь

Славян всех племена.

Хазары  отступили,  а анты на коне,

им    встретились оланцы с горем  на челе

«Укрыться не успели  среди зеленых  рощ.

Наш князь уже убит.

и быть нам только с вами

Мы вместе  будем  мощь!»

Добрита им:

«Как не принять.

И мы, и вы – славяне.

Должны друг друга выручать.

Пусть род наш – вашим станет».

И снова – в путь!

Возам – вперед, вперед!..

Легла река преградой и защитой.

Отыскали (Перун помог) неподалеку брод.

Гарбы34 все – на берег другой.

Скотину перегнали.

Вдоль русла долго шли.

Над глубиной привал облюбовали.

Сровняли с этой стороны следы в траве, в пыли;

С другого бока ложные к обрыву провели.

Возами на лесной поляне встали коло.

Трещит костре посередине.

Забурлил котел веселый;

Ныряют мясо в нем, щавель и дикий лук.

Лежат на скатерти плоды, грибы, катран, коренья.

Из ближней чащи – дятла дробный стук.

Соловушки из дальней рощи чудо-пенье.

Утиной стаи крики на воде.

Дозоры пешие и конные – везде.

*****

Конь встал,

храпит, куда-то взором дико метит.

Глядят дозорные:

белея в лунном свете,

Лежат разбросанные кости:

кисти рук И ног, скелеты;

черепа взирают пусто-слепо.

Оборотясь друг к другу,

щерятся щелепы35.

Беззвучный разговор ведут:

как в бой шли, вдруг

Вознесся рядом меч,

взор ворога свирепый!..

За годом год,

под снегом, под дождем

Щелепы шепчутся с улыбкой о былом.

Косой гуляла здесь жестокая поруха!..

Вот двое: рядом кости тлеют,

меч – друг в друга.

Их разбуди –

врага пронижут много раз!..

А вот еще: лоб в лоб,

руками глотку сжав другому;

Вдохни в них жизнь на краткий миг сейчас –

Лишь крепче стиснут горло супостату злому…

Тысячелетьями суровый рок людей:

Ложиться в твердь земли за торжество идей.

Добрите доложили – потемнел князь ликом:

«Слыхал я о гремевшей битве здесь великой.

Тогда немало русов полегло.

Бой страшный был!

Покоятся тут наши сотоварищи-славяне.

Забытые!

Воздать им – час нам наступил;

Погибших наших братьев братиной помянем,

Святой их прах в высь неба вознесем…»

Костер пылает.

Тлеют кости в нем.

Луна, как сдобный блин, белела в небе пышно…

Угасло пламя…

Стало тихо…

Было слышно,

Как злобилось Степное Диво – вой и стон!

Как Лихо Семиглазое когтями землю драло,

В траве стелилось и ползло со всех сторон!

И жутко становилось – сердце замирало.

А утром снова тучи вражеской грозы.

И снова в путь!

И вновь летят возы!..

Над степью тучей – пыль,

клубятся в небе хмары.

Идут, идут ордой бесчисленной хазары.

Крушить и рушить, жечь и убивать!

А у племен нет сил,

бросают села в спешке.

Защитой станут крепостные стены

Белой Вежи36

Враги умеют лишь крушить и руновать37.

Перуна Капище им встретилось – и треск, и скрежет!

Разбили жертвенник.

Стоял из злата Бог –

Лежит без рук, без головы, без ног.

Хазары не отстали от племен…

Вот воды Танаиса.

И вот уж Вежи крепостные стены.

Подступил враг близко.

А там спокойно ждут.

Пришли кумане и хусты.

Привыкли, научились:

вместе в час беды!

На помощь к братьям, если вороги нагрянут!..

Стоят на стенах вои.

Им неведом страх!

Замедлили в сомненье супостаты шаг.

Остановились на полет стрелы, горланят:

«Вы там не спрячетесь!

Наш меч везде достанет!

Врата откройте – сбережете жизнь детей…»

В ответ: «Чтоб вам не стать добычей для шакалов,

Отсюда убирайтесь поскорей!

Да не оглядывайтесь – времени вам мало!»

Готов к сраженью город, мудр-суров…

Лишь женщины – в тревоге за сынов.

Не плачьте, матери, что вновь зовут их к сече.

Любовью к Родине сыновний путь помечен.

Живыми к вам вернутся, если не падут.

А коли суждено погибнуть как героям,

На чистые Сварожьи пажитии38 уйдут.

Перун там на коне их встретит белом.

Над собою Меч вознесет:

«Сыны мои, ваш подвиг горд-красив!

Кто за Отчизну умер, вечно жив!»

Днем помощь от племен все прибывала.

Город Угомонился ночью.

Но не спали воеводы.

Лазутчикам приказ –

их поглотила мгла;

Подкрались к лагерю врага и рядом в роще затаились.

За ними – вои: обойдя подалее врага,

– Добрита вел их, сжала мести меч рука! –

За спинами хазар в высоких травах скрылись.

Плыл месяц, серебря ночную синеву,

Цепляясь за ковыль и за пырей-траву…

Два кремушка бок о бок –

искры над соломой!

И засияли языки средь сумрачности сонной,

Беснуются и пляшут там и тут!

И вот вовсю уже пылает ширь степная!

Огонь со всех сторон на лагерь наползает.

И паника! И страх! Враги бегут!

Подалее от страшных стен!

Туда, где травы: полагают –

Они их скроют с головой.

Но вои в них встают.

Мечами, пиками пронзают, колют, бьют!

Безжалостна рука!

Насупленные брови!..

Зардели небеса,

налился месяц кровью.

Побагровел пырей,

и покраснел ковыль.

Вся ширь в телах хазар!

Уже шакалы воют.

Окончен бой…

Пришли к холму заветному славяне:

быль,

Позвавшая к нему, давно сердца их беспокоит.

Среди степи высокий этот холм.

Легенда славная века живет о нем.

Здесь был неравный бой,

хазар несчетно было.

Смерть здесь косой немало русов подкосила.

Пал князь.

Жена-княгиня меч взяла –

За мужа отомстить!

Повержена свирепой силой злою.

Но, потеряв весь цвет, орда ушла…

Князь и княгиня – на верху холма;

под ними спят герои…

Идут к святой могиле русы – клятву дать:

За край родной всегда, везде и всем стоять.

––––– 5 –––––

Мы лучше б были, если б знали,

Как предки жили, чем дышали.

*****

Не только жизнь племен славяне в битвах защищали,

Уклад, обычаи свои средь бед оберегали –

Те, что у них сложились за века;

Все то и стало их судьбою и душою.

Лишь не слабели б разум и рука!

Не знало б сердце сытого покоя!

Чтоб были вечными,

соблазнов пусть не счесть:

Господь, Отечество, Народ и Честь.

Славяне жили на возах.

Воз – кров и их защита,

Железом легким по бокам обитый;

Двухосная, трехосная ль гарба.

Над нею – козыри39:

из хвороста плетены,

Покрыты войлоком40, чтобы дождей крупа

Не обсыпала головы к колесам обреченных.

Внутри – перина трав, тепло овечьих шкур.

И теплота души – пусть день и сыр, и хмур.

Жизнь – на возах!

Готовность каждый день к дороге!

Все вмиг подымутся – едва сигнал тревоги.

В гарбе упряжка – пара рысаков.

Бараньи ноги – вервью41 и в нее – послушных.

Уселись бабы, разместили деток, стариков.

Коров собрали в стадо;

гнать кнутом не нужно –

Опасность чувствуют, без устали бегут.

Мужчины-вои сзади, надо – все умрут.

И князь жил на возу.

Жена, слезая, борщ варила.

Усевшись рядом, стравой42 мужика кормила.

Чад на возах привыкли вразумлять.

С них споры спорили.

С них спиваки спивали.

Волынщики, и гусляры, и скрипники играли.

Для малых-старых на ночь воз – кровать…

На нем в последнюю дорогу князя провожали:

Железками увешан –

звон, как стон, стоит;

Князь, будто малое дите, лежит и спит.

И на возе в последний, темный, свой приют въезжает

На паре верных лошадей;

они не знают,

Что в нем им оставаться на века.

Там, под землею, из каменей и дерева – хоромы.

В них, на столе и в чреве сундука, –

Кубышка с золотом;

квас, хлеб и мясо: страва вся, как дома…

Курган насыпали, высок-широк.

Над ним, как символ стойкости, – дубок.

Печаль – три дня.

Три дня пьют квас и мед, вино и пиво.

И страву со столов вкушают, молчаливы.

Но запоет спивак:

«Ты – в наших душах, князь!

Ты вел нас много лет!

С тобой мы бед не знали.

Перунов дар была твоя нам власть.

Одеты и обуты, не голодовали.

Не ведали ни смут, ни маеты.

Ушел ты в Ирий,

в Вечность.

С нами вечно ты».

*****

Село – над речкою.

Друг к другу хаты жмутся боком.

Глубоким яром, тыном огорожены высоким.

Меч, лук и пика – под рукой.

Весь день – настороже.

Пасутся близко кони,

Всегда готовые к опасности, к погоне…

Зимой спокойнее,

зимой спит ворог злой.

Тревожат волки,

голод в стужу к людям гонит,

К хлевам, не огороженным еще.

Дурманит запахом мясным жилье.

*****

Клубится над трубой тепло горячей печки…

Есть холодильник –

лед, нарубленный на речке:

Кусками – в погреб, сверху кров-камыш.

В нем – мясо, масло,

там кувшины с кислым молоком и пресным.

Собаки сторожат.

Почуют волков лишь,

Зальются в лае и в копну соломы лезут.

Хозяин с сыном выйдут,

держат факел, меч…

От Лиха Семиглазого всю ночь добро стеречь.

Но, что бы ни свершалось, главное – кормленье.

О страве с утренней зари до сумерек – раденье.

Кормилец – огород.

С рассвета до темна

Копали, засевали, удобряли, поливали;

И стар и млад намучатся сполна!

Зато без овощей в мороз не бедовали.

Нет у хозяйки о еде забот…

А как спасал людей домашний скот!

Коровушки плывут ладьями расписными!

Качается, как не отвалится, тугое вымя.

Сметана есть, творог, в достатке – молока.

Говяды43 – вдоволь: козы, свиньи и бараны.

Домашней птицы – вдосталь…

Доля бабы нелегка –

Всех накормить, одеть, согреть…

Вставали рано И на ногах весь день!

Зато весь год Тепло;

кусочки мяса сами скачут в рот.

И лес – кормилец,

и кормить он не устанет!

Охота как работа – добывай:

косули и елани44,

Сайгаки, козы, кабаны и дикие быки.

Лесное угощенье: ягоды, грибы, орехи…

Все там!

И пчелы есть;

для опытной руки

Велеть им медом поделиться – легкая забота.

В степи – калачики, Перуна батоги, катран.

Совсем не слабое – кормление славян.

Кто с Богом породнен, тому не одиноко.

Лишь заалеет солнце, все склоняются к востоку:

«Спасибо, боже , что даровал нам сон!

Красуйся, зорька ясная!

Пусть озарен Твоим сияньем будет мир!

Приди женой благою, Нам радость принеси.

Прими от нас поклон Для деда дорогого с бабушкой родною,

И матери с отцом, и брату и сестре,

Ушедших рано.

Свет их душ – в заре».

Проснулись птахи малые, повсюду – щебетанье.

Их слушают с улыбкой, а в глазах – страданье.

И просят их:

«Весной вы – здесь,

под зиму – в Ирий вам,

Где цвет не вянет, лист сухой к ногам не ляжет.

Родимые на пажитях Сварожьих там

В снопы колосья золотые вечно вяжут.

Они вам слово передать для нас накажут…»

И вот услышат в Ирие певуньи:

«Весна придет Лишь,

Вас позовет домой родная сторона.

Там донесите золотым, любимым нашим чадам:

Им горевать о нас и слезы лить не надо.

Мы отжили свое, хватило нам сует.

Здесь обрели покой и Вечное существованье.

Одно хотим:

не знать бы деткам нашим никаких страданий…»

Вернутся птахи, запоют!

Стараются привет Живущим передать,

но лишь – непониманье их ждут.

Таков закон: живые не должны Внимать мольбе,

из невозвратной стороны к себе.

Автор В.Чернышев

 176 total views,  4 views today

2 комментария на “ГОЙ – ВЭ, РУСКОЛАНЬ! ГЛАВА ТРЕТЬЯ. Часть 1”

  1. Заяц сказал:

    Это фантастика

  2. Агния сказал:

    Очень восторженное произведение

Оставить комментарий